ЗАКАЗ ЗВОНКА

Благодарим за интерес к услугам компании ITM Group

Услуга предоставляется только для жителей РФ в рабочие дни с 10-00 до 18-30

У БЕРЕГОВ АЛМАЗНОЙ РЕКИ

Борнео + Куала-Лумпур
9-23 дня
2 города
от 1220 $
с человека
Посмотреть цены
В избранное
Развернуть карту
Подробно
Кратко
День 1 · Москва-Борнео Перелет, Переезд
Со 2-го дня · Борнео Отдых
За 2 дня до вылета · Борнео-Куала-Лумпур Перелет, Переезд
За 1 день до вылета · Куала-Лумпур Экскурсия
В день обратного вылета · Куала-Лумпур-Москва Переезд, Перелет
День 1

КЕЙ КЕЙ

Вылет из Москвы на остров Борнео (с пересадкой) регулярным рейсом выбранной авиакомпании.
Борнео! Остров-мечта, остров-легенда, снискавший некогда славу «славного» пиратского прибежища, притягивавший взоры авантюристов всего мира, остров каннибалов, пугавший переселенцев историями о страшных охотниках за головами, украшавших свои жилища высушенными до размера кулака трофеями, остров драгоценных камней – самых твердых в мире алмазов, а еще сапфиров и рубинов, месторождения которых открыли тут еще тысячу лет назад, остров-уникум, управляли которым легендарные «Белые Раджи» …
Все это – в прошлом. Сегодня Борнео славен своими великолепнейшими бескрайними пляжами...

Все это – в прошлом. Сегодня Борнео славен своими великолепнейшими бескрайними пляжами в штате Сабах, раскинувшимися вдоль лагун и заливов, которые ласкает теплая и совсем «ручная» волна, а еще тут царство джунглей. Борнео буквально спрятан под зелёным покровом, который превышает размеры амазонской сельвы, и в дебрях которого обитают десятками и сотнями редчайшие животные и растения. Некоторые из них просто поражают воображение. И вот что удивительно: остров так до конца и не исследован, представьте себе – учёные регулярно выискивают в джунглях, в самой их чаще, все новые и новые виды, доселе науке неизвестные!

Ну, поспешим же!

Борт «Air Asia» уносит нас на один из трех крупнейших островов мира и единственный участок суши, ограниченный со всех сторон водой, территория которого поделена между тремя странами – Брунеем, Индонезией и Малайзией. Последняя из трех, куда мы и держим путь, занимает всю северную часть острова, за исключением крохотной территории Государства Бруне́й-Даруссала́м, что переводится как «Бруне́й – обитель мира», а названием своим Бруне́й обязан Вару́ну, индуистскому богу заповедного океана, хранителю справедливости и высшему судье.

Хоть к путешествию нашему эта абсолютная монархия, буквально плавающая на нефти и газе, не имеет никакого отношения, у нас есть весьма и весьма веская причина уделить ей пару слов!

В первой четверти XVI века, при Болкияхе, пятом по счету правителе монархической династии, Султанат Бруне́й достиг пика своего могущества, и владел всей территорией острова, да еще и частью островов Южных Филиппин.

И вот наступило утро 21 июня 1521 года, когда к берегам Султаната прибыли первые европейцы. Два корабля – все, что осталось от экспедиции Фернана Магеллана. Самого командира и аделанта́до («первопроходец» – почетный титул, дарованный Магеллану королем Испании) на капитанском мостике не было – два месяца назад он пал, смертельно раненый, под многочисленными ударами копий туземцев острова Себу.

Потрёпанных в боях, измотанных длительными переходами и штормами моряков султан встретил не просто радушно, а с необыкновенной пышностью – прислал за моряками слонов, покрытых богатыми шёлковыми попонами, в сопровождении двенадцати носильщиков … не могли же чужеземцы заявиться во дворец к могущественному владыке Борнео без щедрых подарков!

После приёма по высшему разряду и согласно всем правилам местного этикета, совершенно удивительного на вкус европейцев (приветствуя монарха в окружении трехсот полуголых воинов с обнаженными кинжалами и совершенно зверскими лицами, нужно было, сцепив пальцы рук над головой, поочередно поднимать, сгибая в колене то правую, то левую ногу), те же двенадцать носильщиков доставили на борт подарки уже от раджи Болкиаха, а слоны – дорогих гостей.

Так вот, именно с того исторического летнего дня за островом закрепилось, а затем и распространилось во всех европейских языках название «Борнео», что есть всего лишь искажённое на испанский лад слово «Бруне́й».

А остров-то называется по-другому – Калимантан. Именно так, на индонезийский лад (а Индонезия владеет двумя третями этой огромной территории посреди океана), принято обозначать остров в географическом сообществе. В малайском же языке прижилось название, данное испанскими моряками острову, потому мы и держим путь именно на Борнео, хотя ни на одной карте вы не встретите этого названия.

Интересный факт. Кроме имени Калимантан, остров на протяжении своей истории носил и другие имена – в X веке китайцы называли его По-Ни, а в XIV веке, в эпической яванской поэме «Нагаракретагама», ее автор, Мпу Прананка, упомянул тогдашнее название Калимантана, входившего в состав империи Маджапахит – Танджунгнагара.

Версий относительно происхождения названия Калимантан несколько: от санскритского kalamanthana, что означает «горячий остров» – до туземного «клемантан», по имени одного из местных племен.

Кстати говоря, племен тут – около двухсот, или даже больше, и как только они не называются: кенья, моданги, сегаи, тринги, лонгваи, оло-нгаджу, моаньян, сераи, улу-айеры, секадау, рибун, мандак, деса, муруты, келабиты и упомянутые уже клемантаны… Но самое крупное племя, скорее даже целый народ – ибаны, или морские даяки, которые явно выделяются среди остальных как численностью и умениями, так и тем, судя по историческим летописям, что прибыв сюда около трех тысяч лет назад, сумели не просто выжить в межплеменной борьбе, но и стать самым значительным народом на Борнео. А еще и тем, что они – христиане-католики, правда, христианство «местного разлива» замешано на языческих верованиях гуще некуда.

Как бы там ни было, но малайцы, составлявшие основу населения острова, не стали особо вникать и заучивать двести названий племен, взяли, да и дали им общее название – даяки, что в переводе с малайского означает «язычники». А уж о двухстах наречиях и языках, на которых те говорят, и слышать не захотели, учите, мол, наш, малайский. Так и повелось – все колонизаторы переняли эту привычку, и иначе как даяками не называли туземцев, да еще и ввели в оборот английский. Позднее к этим двум языкам прибавился и китайский, который считают родным тут почти четверть населения.

Кошкин дом

Северные территории Калимантана – те, которые малазийские – поделены между двумя штатами, Сараваком и Сабахом, и их, вместе с федеральной территорией соседнего острова Лабуан, называют еще Восточной Малайзией.

Первый из двух штатов, Саравак, который занимает территорию вдвое большую, чем соседний Сабах, и расположен на севере и северо-западе Калимантана, в течение целого столетия управлялся династией Белых Раджей – совершенно уникальный случай в мировой истории!

К началу наполеоновских войн в Европе, здешний султанат Бруней, растеряв значительные территории, практически потерял контроль и над большей частью центральных, восточных и южных провинций острова. Де-юре те еще входили в состав Брунея, но де-факто тут заправляли племена, враждовавшие между собой, дружно ненавидевшие ибанов, но неизменно объединявшиеся с ними в коалицию ради противостояния власти султана.

И вот тут на исторической сцене появляется отставной офицер, родившийся в Калькутте, образование получивший в Британии, тяжело раненый во время войны в Бирме и унаследовавший тридцать тысяч фунтов стерлингов от скончавшегося не так давно отца. Другой бы отправился прожигать состояние в Лондон, но не таков был Джеймс Брук – авантюрист, прекрасный политик и никчемный купец. Обуреваемый иными страстями, он потратил все состояние на покупку стосорокадвухтонной шхуны «Роялист» с полным пушечным арсеналом, а также командой, готовой к свершениям. И это было лучшее в его жизни вложение средств, не сравнимое с тем торговым предприятием, в которое он ввязался некогда, потеряв все деньги, ссуженные ему Бруком-старшим.

И вот теперь Брук-младший на полных парусах отправился поначалу в Сингапур, ставший уже к тому времени колонией Британской короны. Благосклонно принятый колониальными властями, Джеймс Брук вскоре направлен на Борнео с поручением к тамошнему султану. Правда, бытует и иная версия – якобы, прибыв на Борнео, Джеймс Брук всего лишь представился посланцем Британской короны, не имея на это никаких официальных прав.

В любом случае, Омар Али Сайфуддин II несказанно обрадовался прибытию посланца британских властей и столь неожиданному подкреплению. Джеймс Брук быстро завоевал доверие правителя, вызвавшись оказать помощь в усмирении повстанцев … но оговорив предварительно условия сделки. Монарх согласился, Джеймс отправился в тот самый Саравак и в течение каких-то десяти дней уладил разногласия с местными племенами. Причем, по свидетельствам очевидцев, почти не применял военную силу, разве что пальнул пару раз из корабельных пушек для острастки, и этого оказалось достаточно – не зря же сэр Джеймс снискал себе славу великого дипломата, каковая и отмечена в летописях Борнео.

По возвращении в столицу Брунея, Джеймс Брук получил обещанную султаном награду – значительный надел земли в Сараваке и почетный титул «Белый Раджа», то есть, стал туземным королем, подчинённым одновременно двум монархам рангом повыше, британскому и брунейскому.

Так была основана уникальная в мировой истории династия «Белых Раджей Бруков», правившая Сараваком в течение ровно ста лет, с 1841 года по 1941-й.

Вскоре Его Величество Белый Раджа Джеймс Брук заложил «первый камень» в основание столицы Саравака и назвал ее Кучинг. Можно выдвигать различные теории по поводу происхождения этого названия, но тому, кто хоть раз тут побывал и доказывать ничего не надо – город полнится скульптурными, и не только, изображениями кошек, разного вида, размера и цвета. Да и название «Дом кошек» столица штата Саравак получила благодаря плоду вечнозелёного дерева лонган, который по-малайски называется «мата кучинг», то бишь, глаза кошки. Очень похоже, кстати, достаточно погуглить, чтобы убедиться.

Королевство Белого Раджи весьма процветало. Пользуясь отсутствием внутренних границ в Брунее, Джеймс Брук постепенно раздвигал собственные – Саравак расширял свои владения, заявляя претензии и на соседнюю провинцию Сабах, но так и не получил ее во владение.

Теория эволюции: Галапагосы vs Борнео

Любопытнейшее и очень милое место этот Саравак, куда, кстати, можно слетать на денёк из Ко́та-Кинаба́лу, столицы Сабаха, «изменив» совсем ненадолго его потрясающим пляжам. Благо что лететь всего полтора часа, да и покупка билетов почти не нанесет урона бюджету.

Прибудете, всенепременно зайдите в Музей Саравака, основу которого заложил все тот же Джеймс Брук, первый Белый Раджа, а помогали ему в этом два выдающихся учёных – Альфред Рассел Уоллес и сэр Хью Лоу.

Имя сэра Хью еще прозвучит в наших путешествиях по Сабаху, а вот имя его коллеги и соратника весьма широко известно в научных кругах. Любой, кто путешествовал с прекрасного острова Ба́ли на столь же замечательный остров Ломбок и обратно, в обязательном порядке пересекал так называемую «Линию Уоллеса». Ее не увидеть ни на одной карте, но результаты исследований настолько поразили учёного, что он взял и провел эту умозрительную линию. Дело вот в чем – по обе стороны от «Линии Уоллеса» фауна отличается ровно так же, как отличается фауна Европы и Америки. Так говаривал сам Уоллес. На Ломбоке, к примеру, есть сумчатые, которых на Ба́ли нет совершенно.

Альфред Рассел Уоллес в течение нескольких лет жил в Сараваке и занимался научными исследованиями местной фауны – в те же самые годы, когда Чарльз Дарвин совершал кругосветное путешествие на борту десятипушечного бриг-шлюпа «Бигль», погрузившись с головой в собственные изыскания.

И вот в 1859 году увидел свет его фундаментальный труд «Происхождение видов», но мало кто знает, что за год до публикации Дарвин получил письмо от коллеги Уоллеса, где тот излагал собственную теорию – «естественного отбора», которая затем вошла целыми главами в итоговый вариант рукописи Чарльза Дарвина.

Апи-Апи, Джесселтон, КК

Самолет коснулся взлётки, и мы в прибыли в Сабах – одно из самых замечательных мест на Планете, где нам предстоит провести десять незабываемых дней!

В столице штата, Ко́та-Кинаба́лу, нас встречает улыбчивый представитель принимающей компании, и первым делом предлагает не утруждать себя выучиванием двух непривычных слов – «ко́та», что означает всего-навсего «город», и «кинаба́лу» (об этом слове чуть позже), а называть столицу так, как это делают все, включая и самих горожан – Кей Кей.

Джесселтон – так назвали этот город английские колонизаторы, который они же и заложили в 1898 году, спустя шесть лет после колонизации Северного Борнео, ровно на месте деревни Апи-Апи народа баджао. Чем заслужил сэр Чарльз Джеймс Джессел, первый баронет Джессел и заместитель председателя Британской Компании Северного Борнео (BNBC), столь высокую честь – дать имя своего рода пусть такому далекому и такому маленькому поселению – история умалчивает. Впрочем, и у нас на родине практиковалось подобное на протяжении почти восьмидесяти лет – называли целые города именами руководителей временной администрации – так что, нам ли удивляться!

Со 2-го дня

СТРАНА, ЧТО ЛЕЖИТ НИЖЕ ВЕТРОВ

Направляемся в отель. У нас впереди целых десять дней, и они будут наполнены, уж поверьте, самыми невероятными впечатлениями – от бесконечных идеальных пляжей вдоль столь же идеальных вод заливов, от совершенно удивительных животных и растений, которых не встретить больше нигде в мире, и от ощущения абсолютного умиротворения в местах, история которых полнится эпизодами, достойными пера Роберта Луиса Стивенсона.
Все самые знаковые места и крупные населенные пункты Сабаха связаны между собой прекрасными дорогами...

Все самые знаковые места и крупные населенные пункты Сабаха связаны между собой прекрасными дорогами, железнодорожным и авиасообщением, так что планируйте экскурсии, и постарайтесь не пропустить самого главного.

Впрочем, мы вам не дадим потерять ни единого шанса! Помните только одно – на Борнео столько удивительных мест, что ни десяти, ни двадцати дней, ни даже двух месяцев не хватит, чтобы увидеть их все, а потому выбирайте то, что больше по душе! Ну, или планируйте следующий отпуск. Потом еще следующий за следующим, потом еще один…

Вот только послушайте полезного совета: бронируйте экскурсии заранее! Сабах – один из мировых центров туризма, при этом тут тщательнейшим образом следят за состоянием природы, в связи с чем довольно строго регламентируют поток туристов в национальных парках.

Прощай, мой принц, любовь моя!

Первое, что видит каждый турист, прибывший в КК – гора Кинаба́лу, четвертая вершина всей Юго-Восточной Азии, ростом в 4095,2 метров. Данные о высоте Кинаба́лу ежегодно изменяются на пять миллиметров – молоденькая еще гора-то, расти продолжает.

А первым покорил вершину Кинаба́лу в 1851 году сэр Хью Лоу – тот самый! Служил он поначалу в администрации Лабуана (позже стал тут губернатором), но потом присоединился к Белому Радже Джеймсу Бруку в Сараваке, и оставил после себя ряд исследований флоры Борнео.

«Покорил», вообще-то, довольно сильно сказано – на Кинаба́лу подняться под силу любому человеку, даже без специальной физподготовки, разве только возраст и болезни могут послужить помехой. Каждый, кому это удается, оказывается на небольшом плато, венчающем гору и названном в честь ученого – «Пик Хью Лоу». Соседнее с пиком ущелье трёхкилометровой глубины носит то же имя.

Если вам повезет с погодой, кроме панорамы всего Калимантана, с вершины Кинаба́лу в ясный день вы сможете увидеть даже Филиппины!

Хью Лоу бегло говорил по-малайски, наверняка знал наречия местных племен, в том числе и кадазан-дусунов, что означает «люди, живущие далеко от берега». А живут они как раз у подножья горы, и любой ваш проводник на вершину будет представителем именно этого племени даяков. Вот и пришел сто шестьдесят почти лет назад к ним сэр Хью, обратился с просьбой. Так, мол, и так, помогите, люди добрые, страсть как нужно пройти через джунгли на вершину – не корысти ради, а токмо волею пославшей мя науки.

Но это у нас, в современном мире, все без церемоний – хлопнул по плечу, улыбнулся, вот уже и результат. В те времена каждое действо имело четко прописанный церемониал, а тут еще белый, да с эдакой страшной просьбой – там же обиталище мертвых духов, шутки что ли тебе, мил человек! Знаешь ли ты вообще, куда собрался!

Вождь кадазан-дусунов пригласил к себе друга Белого Раджи – а того тут очень уважали, знали, что белый король и их, и всех остальных аборигенов любит, словно собственных детей. Так вот, пригласил вождь Хью Лоу к себе, посадил рядом, обсудить детали, а слугам приказал готовить жертвоприношение. Сэр Хью аж похолодел внутри, а когда оторопь прошла, принялся уговаривать вождя ограничиться каким-нибудь животным вместо человека. Насилу уговорил – остановились на девяти клушах, которым отрубили головы со всеми подобающими случаю молитвами и заклинаниями, ощипали, сварили и отдали в дорогу тем, кто отправился к вершине вместе с этим странным белым.

Имя горы

«Невыносима императорская ноша» – так, вероятно, думал властелин Китая, размышляя над неразрешимой проблемой. Три сына, у каждого характерец, и все трое так и рвутся на престол, того и гляди, порвут в клочья отца родного и друг дружку. Но любая проблема должна иметь решение, и у этой она тоже нашлась. Кто поведал императору о великой горе на острове По-Ни, и об огромном драконе, что охраняет хранящийся не ее вершине магической силы рубин размером с яйцо павлина – то теперь уж неизвестно, но с этим рассказом и решение было найдено. «Отправляйтесь туда, и принесите мне этот рубин, а кто справится, тому и быть моим наследником!» – сказал отец, как отрезал, и сыновья засобирались в дорогу.

Какой хитростью удалось самому младшему одолеть дракона и отомстить за братьев, так никто и не узнал, да только нашли его воины кадазан-дусунов в джунглях, всего израненного, но с заветным рубином в руках. Принесли в лонгхаус вождя, выходили … и остался царевич у них жить – уж больно глянулась ему девица местная.

Скоро и свадьбу сыграли, детишки пошли, хозяйство наладилось, десятка два прокопченных черепов размером с кулак под коньком крыши висели – настоящий воин, все как у людей, что называется. Только заела вдруг принца тоска по дому, мочи нет! Попрощался он с семьей, пообещал жене скоро вернуться, да и уплыл на родину.

Когда все сроки вышли, а муж так и не вернулся, затосковала жена, и от тоски этой взяла себе привычку каждое утро на гору пониматься, да смотреть в даль океанскую, не мелькнет ли где парус! День ото дня силы все покидали ее, и вскоре, понявшись в очередной раз на вершину, она больше уже не спустилась.

Духи горы, потрясенные такой невероятной преданностью женщины, превратили ее в камень, лицом обратив к Южно-Китайскому морю. Так и смотрит она из века в век на волны морские, но не суждено ей дождаться возвращения принца.

А гору с тех пор зовут Кинаба́лу. То ли от Cina Balu – «китайская вдова», то ли от Aki Nabalu, – «почитаемое место мёртвых».

Непентес Раджа, Раффлезия, Башмачок Ротшильда, Ходячее дерево…

Сто сорок миллионов лет назад Создатель припрятал тут, на Калимантане-Борнео все самое ценное, что создал на третий и пятый день Творения. На шестой же отправил сюда тех, кого назначил охранять все это богатство.

А потом в закрома пожаловали британские ученые. И не только сюда – на Галапагосы, да и вообще по всему миру, и принялись описывать все растения и всех животных латинскими названиями. Описали за сотню лет, казалось, «поголовно», да еще и теорию подвели подо все это дело, мол, эволюция, естественный отбор, то да сё. Сидит, значит, Создатель, читает книженцию, усмехается, головой покачивает, да отвлекается раз за разом, на каждый истошный крик, что доносится с Борнео. А это очередной учёный очередной шедевр нашел.

Джозеф Долтон Гукер, к примеру, полтора века назад увидел и описал хищное растение, а назвал его «Непентес Раджа», в честь того самого Джеймса Брука, Белого Раджи. Такое и представить трудно – кувшинчик с крышкой, достигающий полуметра в длину, привлекает насекомых окрасом и запахами, те соблазняются, забираются внутрь кувшинчика, а выбраться уже и не могут. Порой и лягушки с крысами попадаются – непентес, «мухоловом» тут называемый, их тоже со всем удовольствием потребляет в пищу. А когда дождичек польет, крышечкой прикрывает кувшинчик, чтобы не повредить «внутренние органы».

Таких, с позволения сказать «цветков» – несколько десятков разных видов и размеров, и тут их целый сад, у берегов реки Масилау. Почти все их разновидности описал уже известный нам Хью Лоу, да еще и разбогател, отправляя непентесы в Европу – уж куда удобнее непентес мухобойки и клейкой ленты, всем полезно и совершенно безотходно.

Имя другого знаменитого британца, сэра Томаса Стемфорда Раффлза, основателя Сингапура, получило еще одно удивительнейшее творение – раффлезия. Описал его доктор Джозеф Арнольд, которому чрезвычайно посчастливилось увидеть раффлезию, а это не так-то просто. Дело в том, что жизни цветку отпущено каких-то несколько дней, в течение которых он издает жуткий запах гниющего мяса, а потом просто-напросто разлагается. Мухи, естественно, слетаются на обманку, достигающую порой метра в диаметре («Раффлезия Арнольда»), да еще и расцветкой напоминающую хорошую «вырезку», и разносят споры. А через несколько лет появляется «детеныш» – где, никто не знает, но сто́ит только в чьем-нибудь хозяйстве расцвести раффлезии, тут же отбою от посетителей нет, а владельцы угодий знай руки потирают, дань собирая за показ.

В чем смысл существования раффлезии и как происходит его появление на свет не знает никто, а выкладки ученых на сей счет так и пестрят словами «предположительно».

Национальный парк Кинаба́лу правительство Малайзии учредило в 1964 году, осознав всю ценность джунглей вокруг великой горы для человечества, а спустя три с половиной десятка лет, в 2000 году, ЮНЕСКО взяло эти заповедные места под международную защиту, присвоив Парку статус «Всемирное наследие».

А как же иначе охранять этот уникальный био-заповедник, в котором есть то, чего больше нет нигде на Планете, а кое-какие из его обитателей ценятся дороже золота и бриллиантов. Как, например, редчайший в мире вид орхидей «Пафиопедилюм ротшильдианум» или «Башмачок Ротшильда», цветет который раз в пятнадцать лет и цена которого достигает пяти тысяч долларов!

Тут, в Национальном парке Кинаба́лу, только орхидей больше тысячи видов, а вообще цветковых – больше полутора тысяч. Деревьев – три тысячи видов, около пятидесяти из которых принадлежат дубовым, а еще сотни видов пернатых и млекопитающих, не говоря уже о пиявках-личи и гигантском красном черве, достигающем тридцати сантиметров в длину.

Вы же не подумали, что Создатель остановился на этом! Нет, конечно, он придумал еще кото-медведя, битуронга, а к нему в пару и миниатюрного «солнечного» медведя, птичку, умеющую прекрасно подражать человеческой речи – и это мы только начали путешествие по Сабаху!

А вам когда-нибудь приходилось слышать о керосиновом дереве, плоды которого прекрасно горят, или о ходячем дереве! Да-да, оно на самом деле передвигается в поисках воды – со временем его корни начинают расти от середины ствола, в метре над землей, а когда вырастают до земли, ствол между ними отмирает и – в путь! Так что, через год дерево можно обнаружить не совсем на том месте, где оно было прежде!

Горячие источники «ПорингХот Спринг» – в сорока километрах от входа в парк, на восточной его окраине, вас ожидает уникальный оздоровительный центр. «Глубокий горячий источник», если перевести эту смесь малайско-английского, наполняет неглубокие бассейны термальной водой с резким запахом сероводорода. Жителям Камчатки, к примеру, к такому не привыкать, и они знают всё о целебных свойствах этой воды для организма в целом, а для суставов в первую очередь. Тут же, неподалеку, непосредственно вдоль прогулочной тропы вам откроется вид на водопад Кипунгит. Но главное развлечение тут иное.

Подвесная канатная дорога – это, скорее, подвесные канатные мостки, гуляя по которым вы получаете редкую возможность увидеть джунгли с высоты нескольких десятков метров и увезти домой великолепную фотосессию. Правда, прогулка эта не для слабонервных. Нет, она абсолютно безопасна, вот только мостки раскачиваются, на что человеческая психика моментально реагирует выплеском адреналина в кровь … что многим точно понравится.

Не забудьте сделать кадры уникального представителя местной флоры – диптерокарпа, дерева, к стволу которого крепятся мостки. Местные флора и фауна держат все рекорды мира по количеству энде́миков, и диптерокарповые выделяются на этом фоне во всех смыслах – высота одной из местных разновидностей, «дриобаланопса», достигает восьмидесяти (!) метров. С эдакой высоты немудрено рассмотреть все местные энде́мики, которых насчитывается под шесть сотен, или того больше.

Военный мемориал в Кундасане – памятник жертвам «маршей смерти», австралийским и британским солдатам, захваченным в плен японской армией при падении Сингапура во время Второй мировой войны. Две тысячи четыреста обессилевших и полуголодных пленных отправляли пешими маршами через джунгли из Сандакана в Ранау. Тех, кто падал в изнеможении, расстреливали или добивали штыками. Спастись удалось только шести австралийцам, бежавшим из-под конвоя – им помогли местные жители, все остальные погибли. По окончании войны всех, причастных к организации «маршей смерти» предали военному суду: девятерых казнили, шестьдесят четыре человека получили тюремные сроки разной длительности, одиннадцать были оправданы.

Мемориал выполнен в виде четырех отдельных территорий, на которых разбиты сады: австралийский, традиционный английский, сад диких цветов Борнео и Сад Созерцания, с прудом. Место не обязательно для посещения, но всем, кто пожелает почтить память жертв страшной войны, сюда зайти не помешает.

Куда стремится взгляд

Столица штата, Ко́та-Кинаба́лу, заслуживает отдельного внимания, хотя бы потому, что, получив статус города только в 2000 году, сегодня это четвёртый по величине город Малайзии с населением больше полумиллиона, среди которых преобладают малайцы, китайцы, представители коренных кадазан-дусунов и тех самых баджао, которые дали своей родовой деревне поэтическое название «Много огней» – именно так переводится Апи-Апи. Моряки же, прибывавшие сюда во множестве, может быть и называли иногда городок Джесселтоном, при начальстве, но между собой только «Сингах-Мата», что в дословном переводе означает «широко открытые глаза», а в литературном – «отрада для глаз» или «куда стремится взгляд», а может быть и «наконец-то есть на чём остановиться глазу».

Полностью разрушенный во время Второй Мировой войны и вновь отстроенный к 1967 году, Кей Кей сегодня – один из образцов смешения культур не только в многоязычии и многоконфессиональности, но и в архитектурном облике. Город прекрасно устроен для семейного отдыха с детьми, путешествовать с которыми на огромные расстояния довольно тяжело – тут, кроме обилия сувенирных лавок, центрального рынка, «макдоналдсов» и «кейэфси», великолепных пляжей, которым мы посвятим отдельный разговор, есть и замечательные парки, где можно узнать все о традициях местных племен и увидеть почти всех обитателей джунглей.

Парк дикой природы «Лок Кави» – в двадцати минутах езды от Ко́та-Кинаба́лу перед вами открываются все природные богатства Борнео. Карликовый слон Борнео, суматранский носорог – уменьшенные копии своих обычных собратьев, и к ним в кампанию такой же маленький малайский тигр, орангутан, обезьяна-носач, несколько видов оленей и птицы разного оперения, голосов и повадок. Тут же представлена в изобилии и флора острова, есть аттракционы, кафешки и все, что необходимо для полноценного детского отдыха.

Деревня традиционных культур «Мари Мари» – прекрасная возможность, не углубляясь в джунгли в поисках первобытного уклада жизни местных племен, на целых полдня погрузиться в их обряды, научиться добывать огонь и стрелять из духовой трубки отравленными стрелами, приготовить пищу и угостить ею семью. Потомки пяти местных племен проведут экскурсию по своим знаменитым лонгхаусам, длинным домам на сваях, познакомят с укладом жизни, научат танцам и дадут подразнить кур, уток и коз, бродящих повсюду в этой настоящей племенной деревне, а потом накормят вкусным обедом и угостят прекрасным мёдом.

Деревня «Наследие Монсопиада» – это место, к югу от Ко́та-Кинаба́лу, знаменито тем, что жил тут некогда бесстрашный воин по имени Монсопиад. Он так погрузился в охоту на врагов, что не смог остановиться и принялся за своих соплеменников – искал поводы для ссор и вскоре под коньком крыши его дома к десяткам прокопчённых черепов врагов стали добавляться и черепа соседей. Жители деревни не стали терпеть беспредела, и череп самого Монсопиада украсил, надо полагать, «внутренние покои» одного из местных домов. Туристов тут встречают потомки Монсопиада и предлагают отличную программу пребывания в деревне. И только представьте, сколько новых «страшилок на ночь» появится в загашнике у ваших детей!

Мечеть Масджид Бандарайя – несмотря на свои размеры великолепное белоснежное и огромное произведение архитектурного искусства словно парит над гладью пруда, окружающего его с трёх сторон. Мечеть вмещает больше пяти тысяч прихожан, которые считают ее красивейшей во всей Малайзии.

Тун Мустафа Тауэр и Сабах Фаундейшн – два главных здания-ориентира Ко́та-Кинаба́лу. Первое из них, стеклянная башня-цилиндр в сто двадцать два метра, построенная японской компанией, называлась Яясан Сабах, но в начале «нулевых» была переименована в честь первого главы Сабаха, которого звали Тун Дату Хаджи Мустафа бин Дату Харун. На восемнадцатом этаже здания – обзорная площадка с вращающимся полом, который делает полный оборот за час. Второе здание, Сабах Фаундейшн – самое высокое здание на Борнео, в котором располагается администрация Сабаха.

Голубой марлин – этот памятник на одной из площадей города интересен только тем, что другого такого нет больше нигде. Сам же голубой марлин или «makaira nigricans» – одна из крупнейших в мире рыб, самки которых в четыре раз больше самцов, и мясо которых является настоящим деликатесом. А еще это главный персонаж знаменитой повести Хэма «Старик и море».

Кота Белуд, Пенампанг, Туаран, свайная деревня Менгкабонг, чайные плантации, молочная ферма «Деса», Государственный музей, морской аквариум – всё это замечательные местечки, славное каждое по-своему, находятся неподалеку от Ко́та-Кинаба́лу. Праздник риса, дома на воде племени баджао-лаутов, называемых тут «морские баджао», с их лодками-сампанами, воскресные ярмарки, вкуснейшее мороженное с сырами прямо «из-под коровы», необычные сорта чая и прекрасные виды на великолепные долины, заросли каучука и бамбука – вы прекрасно отдохнете всей семьей и узнаете много нового о культуре и обычаях народов Борнео.

Пещеры Гомантонг, в которых обитает целый миллион стрижей, плантации Тавау, заповедная зона долины Данум, озеро Тингкайя, удивительной чистоты и прозрачности, городки Кота Белуд и Тамбунан, славящийся своим рисовым вином и Центром народных промыслов, деревня Пенампанг, местечки Туаран и Папар – вот еще немного «центров притяжения» среди множества других замечательных мест на заметку тем, кому хочется просто попутешествовать по Сабаху.

В гостях у «лесного человека»

По дороге на восточный берег Сабаха, в город Сандакан, просто необходимо заглянуть в гости к «рыжему лесному человеку», орангутану, и вот уж кто на все сто достоин звания «существа разумного». Умнейшее животное, соблюдающее чистоту, относящееся к сородичам с уважением и готовое всегда помочь, поделиться добычей, любящее собственных детей и готовое отдать за них жизнь, спокойное, молчаливое, ведущее размеренный образ жизни и относящееся к людям как к родным – вот его основные характеристики. А еще орангутаны настолько крупны, сильны и умны, что конкурентов у них в дикой природе нет совершенно. Как раз наоборот, они легко находят общий язык со всеми мыслящими существами.

Работники одного из американских зоопарков рассказали занимательнейшую историю. Убеждённые в том, что орангутаны жутко боятся воды, сотрудники, придя очередным утром на работу, с удивлением обнаружили орангутана, который в силу полной прирученности свободно передвигался по территории, на противоположном берегу большого пруда, куда по суше добраться было невозможно. Один из работников подплыл к тому на лодке, орангутан покорно в нее сел и был возвращен на место. На следующее утро история повторилась, и служители зоопарка, всерьез заинтригованные этим обстоятельством, решили проследить за «лесным человеком». Картина им открылась просто невероятная!

Наш герой, дождавшись закрытия зоопарка, достал из-под камня связку бананов, оставшуюся после обеда, и стал ею размахивать в воздухе, словно подавая кому-то знак. Вдруг из чащи на том берегу вышел огромный лось, переплыл пруд, получил в награду бананы, после чего орангутан взобрался ему на спину и таким образом оказался там, где его и обнаруживали ежеутренне сотрудники.

По мнению учёных, история орангутанов насчитывает чуть меньше миллиона лет, а во времена появления человека, эти животные стали тому ближайшими друзьями и домашними любимцами. Само название орангутан означает не что иное, как «лесной человек», именно так его испокон века называли по всей Юго-Восточной Азии, и название это закрепилось в научном обиходе. Хотя бытует, хоть и грустная, но вполне подходящая к «облику» человека в целом, версия, мол, держали их первобытные люди в качестве необходимого запаса пищи «на чёрный день».

Большинству населения Планеты следовало бы оставить название «homo erectus», которое носили наши предки (если соглашаться с Дарвином и Уоллесом), только-только вставшие с четверенек. Оно гораздо более точно подошло бы для вида гадящего, засоряющего и уничтожающего собственное «жилище» самыми изощренными методами. Титула «homo sapiens» достойны только те, кто способен понять всю трагедию природы в XXI веке – настоящие подвижники, бросающиеся на спасение вымирающих видов флоры и фауны! Не позволяющие океану и континентам задыхаться от мусора, пластика, отходов всевозможных видов, расцветов и химического состава, а флоре и фауне катастрофически терять привычный ареал обитания.

Хищническая вырубка лесов на Калимантане-Борнео – как для экспорта древесины, так и для расчистки территорий под плантации, где добывают пальмовое масло – привела к середине XX века к утрате значительных территорий обитания, а потому и уменьшению численности орангутанов, сократившуюся до пяти тысяч особей. А в связи с тем, что самки орангутанов бросались в смертельную битву с любым, кто приближался к их детёнышам, джунгли просто-таки полнились брошенными маленькими орангутанами.

Британский зоолог Барабара Харрисон была настоящим подвижником! В 1964 году она создала в Сепилоке «Центр реабилитации орангутанов», где молодняк и по сей день растет до определенного возраста под присмотром сотрудников Центра, а затем взрослых уже орангутанов возвращают в дикую природу.

Ежедневное паломничество туристов сюда начинается с десяти часов утра и продолжается до двух часов пополудни – сотрудники зоопарка выкладывают на специальную площадку пищу, орангутаны выходят из джунглей и принимаются за трапезу, которая сопровождается уморительными ужимками, лазанием по деревьям и лианам, поглощением пищи в положении вниз головой…

Рейнфорест Дискавери Центр – располагается совсем неподалеку от Центра реабилитации орангутанов, и это великолепнейший парк, заповедник, охраняемый государством, где обитают почти все энде́мики Калимантана, представители флоры и фауны, увидеть которые можно только на этом прекрасном острове.

Центр сохранения «солнечного медведя Борнео» – его создал еще один подвижник и настоящий «homo sapiens», Вонг Сью Тэ, взявший под защиту «малайского медведя» или бируанга, самого маленького из обитающих на планете медведей. Учёный вызволил из разных зоопарков несколько десятков животных, обитавших в грязных тесных клетках, и привез в естественную для них среду обитания. Отличительными признаками бируанга, кроме размера, является длинный тонкий язык, помогающий ему добывать термитов и мёд, а также желтый круг на груди, из-за которого он и получил прозвище «солнечный». А еще малайский медведь – самый агрессивный из своих собратьев, которому вполне по силам противостоять даже тигру, однако местные жители вполне мирно с ним уживаются, позволяя детям играть с «мишкой».

Заказник обезьян-носачей «Лабук Бэй». Очередное место Сабаха, северо-западнее Сепилока, где под охраной закона находится еще один удивительный вид фауны острова, её энде́мик – обезьяны-носачи, мартышки, по какой-то прихоти матери-природы, оснащенные большим мясистым носом, по которому, кстати, легко отличить самцов от самок. Любопытно в этих созданиях многое – все они обладают «председательскими» животами солидных размеров, самцы имеют целые гаремы самок, издают какие-то каркающие звуки, хорошо плавают, умеют долго ходить на задних конечностях, а еще у них детёныши рождаются с голубыми лицами. Вырастая, эти «голубки» становятся обычными драчунами, скандалистами, воришками и … отрадой для глаз и сердец всех туристов на Борнео!

Лагерь дядюшки Тана

Самая длинная река на всем Калимантане – Кинабатанган, берущая начало в джунглях центрального Сабаха и, проделав почти шестьсот километров по чрезвычайно извилистому руслу, впадающая в море Сулу на восточном побережье Сабаха. И если вы всякому иному виду отдыха предпочитаете экотуризм (который прежде называли «диким») – вам сюда! На три или на пять дней – по желанию.

Дядюшка Тан, бывший преподаватель географии, предлагает настоящий, беспримесный, абсолютно дикий тур по реке на лодке, петляющей по самым настоящим девственным джунглям. Записывайтесь заранее, а уж коли записались, не сетуйте на отсутствие бытовых удобств, будьте готовы к тому, что их в «базовом лагере» дядюшки Тана почти нет. Хижина на сваях, матрас на покрытый линолеумом пол, простыни, москитная сетка, трехразовое питание (хорошее), прекрасный персонал – вот и все внутренние удобства! Остальные, включая и душ – «во дворе».

Орангутаны, длиннохвостые и свинохвостые мартышки, лангуры, птица-носорог, бородатый кабан, циветы, слоны и носороги, белки, вараны, змеи, жуки, бабочки – вряд ли где-нибудь еще увидишь такое многообразие «в единицу времени»!

Пляжи Борнео

Negeri di bawah bayu, «страна, что лежит ниже ветров» – именно так это звучит по-малайски. Сабах, действительно, расположен южнее географического пояса циклонов, так, что наслаждаться пляжным отдыхом вам не помешает ничто – ни «тай фын», ни «вилли вилли», ни «вилли вау», ни «багио», ну а уж индейский бог Хуракан и вовсе сюда не доберется.

Выучите всего два слова – пантаи и пулау, и вы никогда не промахнетесь, ибо так по-малайски звучат слова «пляж» и «остров». Ну а краткий справочник – так, на всякий случай, чтобы обозначить наиболее тематические.

Танжунг Ару – пляж, раскинувшийся практически сразу же за чертой города Ко́та-Кинаба́лу, всего в шести километрах. Прекрасный семейный пляж с мелким песком, в окружении зарослей каузариновых деревьев, спокойное море, потрясающие закаты.

Национальный парк Тунку Абдул Рахман – прямо напротив Ко́та-Кинаба́лу есть пять островов, которые и составляют тот самый Парк, названный в честь первого премьер-министра независимой Малайской Федерации. Гайя, Сапи, Манукан, Сулуг и Мамутик – прекрасное место как для обычного пляжного отдыха, так и для тех, кто делает первые шаги в дайвинге.

Бату Луанг – пляж в городке Куала-Пенью, к югу от Ко́та-Кинаба́лу, и ориентиром тут служит одинокая скала, конусом возвышающаяся из воды неподалеку от пляжа. Место уединения и созерцания.

Остров Тига – расположен прямо напротив мыска в Куала-Пенью, в получасе движения лодки по спокойным водам. Именно тут снимали первые выпуски «Остаться в живых», и продюсеры не зря выбрали именно это место.

Остров Лабуан – федеральная территория, входящая в состав Восточной Малайзии наряду с Сараваком и Сабахом, известна как один из промышленных центров Федерации. Но кроме того, это оффшорная зона и зона беспошлинной торговли, что наряду с полями для гольфа, отличной инфраструктурой и множеством островков с прекрасными пляжами привлекает много туристов.

Тиндакон Дацанг и Келамбу – два замечательных пляжа на севере Сабаха, возле городка Кудат. Первый раскинулся на берегу Южно-Китайского моря, второй – на побережье залива Маруду, и вот тут-то мы и вспомним имя Роберта Льюиса Стивенсона, автора знаменитейшего романа «Остров сокровищ». В романе действие происходит в Карибском море, но и в этих широтах вполне могли прозвучать знаменитые «Пиастры, пиастры!», пусть даже и на местный лад – ведь именно залив Маруду в описываемые времена был одним из главных перевалочных пунктов для пиратов южных морей. Так что, просто необходимо ступить на эту землю и погрузиться в воды залива, после чего перечитать великую книгу.

А теперь отправляемся на восточное побережье Сабаха, где расположены одни из главных мировых центров дайвинга и снорклинга!

Сипадан – конус потухшего вулкана вместе с двумя близлежащими островками, Мабул и Капалай, образует уникальный ареал обитания невероятного количества морской флоры и фауны. Несмотря на то, что Сипадан удостоен самых высоких наград как одно из главных притягательных мест для дайверов всего мира, количество туристов, а также и количество ежедневных погружений тут строго регламентировано.

Посещение Сипадана необходимо резервировать уже при бронировании тура на Борнео!

Черепашьи острова – Национальный парк Сабаха, включающий острова Селингаан, Большой Баккунган, Бакунгаан-Кечил и Гулисан, расположен в сорока километрах от города Сандакана, бывшей столицы Британского Северного Борнео, как назывался Сабах колониальный. Парк создан еще в 1927 году, а в 1966-м был запущен первый инкубатор для яиц двух исчезающих видов морских черепах – «Зелёной черепахи» и ее меньшего собрата, единственного представителя своего вида, известной науке под именем «Настоящая каре́тта» или «Би́сса». «Зелёная черепаха» также имеет другие названия, одно из которых «суповая черепаха», что и есть основная причина сокращения ее численности до критических значений.

Посещение Черепашьих островов также ограничено!

Мантанани, Ланкаян, Капалай, Мабул, Матакинг, Лайанг Лайанг – на разном расстоянии от побережья и в разных местах Сабаха расположены эти и десятки других островов, среди которых каждый найдет себе местечко по душе.

Борнео. Эпилог

Целый месяц моряки экспедиции Магеллана пользовались гостеприимством султана Брунея, за что отплатили тому чёрной неблагодарностью – расстреляли, по некоторым данным и угнали вместе с людьми, несколько лодок-прау, вместимостью до двадцати человек, а еще несколько разграбили. Впрочем, есть и иная версия, о злом умысле раджи, пытавшемся захватить два оставшихся корабли экспедиции вместе со всеми богатствами на их борту, но как бы там ни было, испанцы бежали. Из записей в дневнике Антонио Пигафетты, летописца экспедиции Магеллана, дошедшем до нас, так и неясно, какая из версий заслуживает большего внимания. Одно предельно ясно – это были первые европейцы на Калимантане и им был оказан высокий приём, а ведь наверняка властителю острова было известно о резне, устроенной всего каких-то десять лет назад другими европейцами в соседней Малакке. Правда, то были португальцы, но для местных жителей они все были тогда, надо полагать, «на одно лицо».

Только больше чем через год после описываемых событий, 6 сентября 1522 года, «Виктория», единственный из пяти кораблей Магеллана, вышедших из испанского порта Санлукар-де-Баррамеда 20 сентября 1519 года, вернулся в тот же порт всего с семнадцатью матросами на борту. Король Испании Карл V принял двух участников экспедиции, известного нам уже летописца Антонио Пигафетту, который подарил монарху свой дневник, и капитана «Виктории» Эль Кано (Хуана Себастьяна де Элькано), удостоившегося щедрого подарка от короля – пенсии в пятьсот дукатов и герба, изображавшего земной шар с надписью поверх него «Primus circumdedisti те» («Ты первый объехал вокруг меня»).

Так закончилось первое в истории человечества кругосветное плавание, одна из ярчайших страниц которого была «написана» тут, на удивительном Борнео-Калимантане!

Правда, последующая цепь событий привела к полной колонизации острова, потере султанами большинства территорий, и к середине XX века некогда могущественная империя, Султанат Бруней, скукожилась до клочка земли на самом севере острова, носящего фактически его имя.

Ну а нам пора прощаться с этим фантастическим и незабываемым местом на Планете, куда всенепременно должен попасть каждый любитель путешествий!

И давайте-ка не будем изменять нашим традициям, и отведем для Борнео изрядных размеров территорию внутри выдуманного нами же поместья под названием «Рай»!

остров борнео
За 2 дня до вылета

КЕЙ ЭЛ – ЗОВИТЕ МЕНЯ ТАК!

Вот скажите, станет ли москвич, знай он финно-угорские корни названия своего города, приглашать гостей так: «Приезжайте к нам, в топь болотную!» То-то! А как быть жителям Куала-Лумпура, позвольте спросить, если тут каждый, произнося «Приезжайте к нам, в Куала-Лумпур!», зовет гостей в «Грязное Устье», ведь именно так переводится название столицы Малайзии. Непатриотично как-то! Вот и придумали – а давай-ка звать свой город просто, без изысков, KL! Так и повелось.
История города началась всего лишь в 1857 году...

История города началась всего лишь в 1857 году, когда первые восемьдесят семь китайских рабочих прибыли сюда для добычи олова, следуя указу малайского монарха. Собственно, именно наличие олова и придавало специфический оттенок воды в реке Гомбак, которая тут сливалась с рекой Кланг окрашивала воды в цвет kopi-susu, что в переводе с того же малайского означает «кофе с молоком». Поэтичней звучит, но в название города попали все-таки другие слова. За прошедшие полтора столетия (с хвостиком), Кей Эл проделал невероятный путь развития, став сегодня одним из конкурентов Сингапуру в регионе. И ничто ведь не предвещало такого развития, как раз наоборот – шестьдесят девять рабочих из тех первых восьмидесяти семи скончались через месяц после прибытия, их скосила малярия. Остальным бы бежать из этого гиблого места сломя голову, ан нет – многочисленные пополнения, прибывавшие сюда одно за одним из Китая, взяли просто количеством, «шапками закидали», что называется, эту самую малярию. Свою роль сыграли и регулярные пожары, сопровождавшие бурное строительство деревянных хижин, и вырубка джунглей, заставлявшая всю живность, в том числе и разносчика этой страшной в те времена болезни, постепенно отступать все дальше, следуя за отодвигавшейся границей зарослей. А самый страшный из этих пожаров, 1881 года, стал «последней каплей» – город начали отстраивать в камне, а это требовало все больше рабочих рук. К китайским гастарбайтерам прибавились тамилы, поспешившие сюда из южных провинций Индии, северного соседа Малайзии.

Нынешнее свое величие столица Малайзии приобрела не в последнюю очередь благодаря заслугам сэра Франка Ателстэйна Светтенхэма. Именно он, британский генерал-резидент Объединенной Федерации, куда входили отдельные султанаты полуострова Малакка – Перак, Селангор, Негри-Сембилан и Паханга – имевший решающее слово в формировании политики Британской короны в регионе, положил начало новому облику будущей столицы Малайзии. Он знал малайский язык, стал автором англо-малайского словаря, и был фотографом-любителем, оставившим довольно большое количество снимков.

Интересно, что столицей страны стал именно Куала-Лумпур, город всего со сто семидесятилетней историей! А ведь Малайзия ведет свою историю с таких давних времен, что аж дух захватывает. Букит-Джава, Гелук, Темелун, стоянка Кота-Тампан – названия, которые скажут историкам о многом, ведь это те места, где проживал представитель одного из прародителей человека современного. В новой эре, нынешняя конституционная монархия, где монарха выбирают раз в пять лет из представителей султанских родов девяти провинций страны, как и многие государства региона переходила из рук в руки: Фунань, Шривиджая, Маджарахит, Португалия, Британская Империя, Япония – список сюзеренов оборвался в 1957 году, 31 августа, с объявлением независимости Федерации Малайзия.

В самом начале XX века Британская корона отправила в Кей Эл архитектора Артура Хаббека, который был призван курировать план застройки города, и «перу» которого принадлежит здание железнодорожного вокзала, входящего сегодня в топ-10 красивейших в мире. Правда, до того, в самом конце XIX века тут уже были выстроены и красивейшее здание Английского секретариата, с постройкой которого окончательно утвердился столичный статус Куала-Лумпура, столичного театра и еще несколько зданий, к которым нам обязательно следует отправиться чуть позже.

А пока побываем в других не менее привлекательных и любопытных местах столицы, которые всенепременно стоит посетить. И вот еще что – вы можете чувствовать себя совершенно свободно тут. Несмотря на то, что Малайзия страна мусульманская, население тут чрезвычайно разнообразно и только наполовину состоит из представителей титульной нации, а посему правительство предприняло весьма мудрые шаги к установлению межнационального и межконфессионального мира. Один из таких шагов таков – в Малайзии существует два кодекса поведения, для мусульман и для всех остальных, так что соблюдайте самые простые правила приличия, не выходите, например, на улицу в купальниках и плавках, не целуйтесь прилюдно, особенно в метро, и будете просто наслаждаться, разглядывая замечательную и многоликую архитектуру и прочие достопримечательности Кей Эл.

А еще сделаем вот что: усвоим некоторые малайские слова, те, что будут преследовать вас повсюду и вызывать улыбку, настолько непривычны они для слуха русскоязычного человека, и, в особенности, одно из них – perdana. Это слово очень многозначно, только самых обычных значений у него аж целых пара десятков, но «ларчик открывается просто», все они имеют примерно один смысл – главный, основной, простой, лучший, ранний etc. Ну, а те, кто захочет углубиться в познания малайского, встретят еще немало слов со столь же сомнительным для русского уха звучанием: pipi, kaki, suka, ibu – и нет среди них ни одного ругательного. Мало того, последнее из приведенных означает «мама». Ну а слово orangutan знаем мы все, и означает оно «лесной человек».

Давайте же рассмотрим варианты – на любой вкус, кошелек и семейный состав. Кстати, о кошельке – тем, кому известен довольно невысокий «ценник» в Джогье, она же Джогджа, она Джокьякарта, и на Ба́ли, цены в Кей Эл покажутся довольно кусачими, а потому следует выбирать только те достопримечательности, которые страсть как хочется посмотреть. Зато тут повсюду зеленые парки и не надо носить с собой теплую воду – практически на каждом углу фонтанчики с прекрасной прохладной и очень вкусной водой.

Старый железнодорожный вокзал, тот самый, что входит в топ-10 красивейших в мире, расположен неподалеку от главной исторической площади Куала-Лумпур, Площади Независимости, если двигаться к югу вдоль русла реки Кланг. Открытие вокзала состоялось 1 августа 1910 года, и это здание, строительство которого обошлось в умопомрачительные по тем временам двадцать три тысячи долларов – поистине архитектурный шедевр Артура Хаббека (создавшего еще несколько прекрасных памятников Кей Эла, в том числе и мечеть Масжид Джамек, бывшую прежде главной в городе и укрытую нынче под сенью небоскребов).

Это настоящее произведение искусства, причем абсолютно «юго-восточных кровей» – здание вокзала с легкостью впишется в облик любого города мира, но родиться могло только здесь. В здание типично британского колониального стиля гармонично вплетены не только мавританские мотивы, столь любимые Хаббеком, но и традиционно индийские, малайские и европейские, что особенно заметно в интерьере. Ажурное, словно вырезанное лобзиком из куска фанеры и с любовью окрашенное в белый цвет, это здание напоминает, скорее, летний дворец падишаха с хаузом и павлинами, расхаживающими вокруг него, чем пристанище гудящих и дымящих паровозов.

И тут следует произнести одну простую мысль, которая наверняка преследует тысячи туристов: лучшие образцы старинной архитектуры, в любой стране, имеют одно категорическое отличие от столь же замечательных, а порой и удивительных построек нового тысячелетия. У первых есть душа, и потому они дышат, самым натуральным образом, будто сохранив тот ритм дыхания, который был свойственен людям, их строившим. Вторые – бесчувственны, холодны и неприветливы, словно вендинговые автоматы, у которых есть купюро-, и монето-приемник, есть лоток, куда выбрасываются герметично упакованные еда и напитки, но нет ни единой эмоции, ни положительной, ни любой иной.

И эта мысль, с которой согласятся многие, должна была прозвучать, а мы двигаемся дальше по наиболее примечательным местам Кей Эл.

Озёрный парк, включающий в себя Ботанический сад, Парк птиц, Парк бабочек, Парк гибикусов и орхидей, Парк оленей, да плюс к этому Музей исламской культуры, Планетарий и Мемориальный парк – все это великолепие расположено вокруг большого и столь же великолепного озера. Идти сюда от Старого железнодорожного вокзала совсем недолго, строго на запад, но вот осмотреть все зараз не получится, уж слишком велик парк – настолько, что соберись сюда моментально хоть все туристы Кей Эл, на ста гектарах места хватит всем. Чего вы только не увидите в этом столь же прекрасном, сколь и огромном парке – удивительные деревья со знакомыми названиями, например, пальма и бансай, но совершенно невообразимых размеров и форм, всякую живность, бродящую абсолютно свободно по всей территории, водопады и тихие уютные уголки с речушками, перекатывающимися по камням в гуще листвы, молельные дома как непременный атрибут мусульманской страны, и замечательные детские площадки – огромные, с совершенно безопасными аттракционами. И все это – бесплатно, исключая тематические парки и кафешки.

Любителям флоры всенепременно стоит погулять по Парку гибикусов и орхидей с невероятным разнообразием этих цветов, первый из которых называют еще «китайской розой» или «цветком смерти», а второй имеет славу самого обширного из всех семейств, которое насчитывает около тридцати тысяч видов. И такое впечатление, что тут представлены они все.

В Парке птиц абсолютно каждый, вне зависимости от пола и возраста, получит истинное наслаждение. Птицы, за исключением агрессивных видов, типа страуса нанду, предоставлены сами себе – летают, разгуливают по парку, с удовольствием позируя на камеры, переговариваясь между собой и с посетителями, которые, к сожалению, совсем не понимают их. Около трех тысяч видов птиц, живущих в естественной среде – отсюда будет трудно уйти, не насладившись удивительным зрелищем. На входе можно купить корм или принести с собой – местные обитатели совсем не голодают, тут за ними прекрасно ухаживают, но кто же откажется от поощрения из рук благодарных поклонников. А еще тут дважды в день – в 12:00 и в 15:30 – устраивают бесплатные представления с участием дрессированных птиц.

Парк бабочек, кажется, призван поднимать настроение, столько здесь удивительных созданий, почти одинаковой формы, но совершенно разного окраса. Вообще, впечатление такое, что там, на небесах, существует отдельная художественная мастерская, куда собраны лучшие мастера все времен и народов – иначе как объяснить это невероятное буйство цветов и их сочетаний. Правда, на выходе из парка есть небольшой музей, и вот там собрана коллекция видов, встреча с которыми в живой природе вряд ли покажется приятной. А еще тут, в парке, есть небольшие запруды с золотыми рыбками, что добавляет атмосферы умиротворения.

Парк оленей – еще один замечательный уголок Ботанического сада в самом центре столицы Малайзии. И нет большего восторга для детей, чем покормить славных пятнистых оленят с большими карими глазами.

В этом замечательном месте, в Ботаническом саду, можно провести целый день и так и не увидеть всего, а ведь у нас очень сжатые сроки, пора двигаться дальше, чтобы успеть объять необъятное. И нам не придется далеко ходить, чтобы увидеть еще одну достопримечательность Кей Эл, обязательную для посещения.

Мечеть Негара расположена неподалеку от восточного входа в Ботанический сад, на территории, где в непосредственной близости от нее расположились Центр исламской культуры и Федеральный исламский центр. Мечеть особо выделяется среди огромного количества прочих мечетей города, обычных и даже красивейших старинных – это истинный образец современнейшей архитектуры, хоть и построена она больше сорока лет назад. Что самое удивительное, Мечеть Негара совсем не производит впечатления культового храма, все тут чувствуют себя вполне свободно, выполнив всего лишь некоторые формальности – переодевшись в абайя, традиционную мусульманскую накидку в пол, наглухо прикрывающую все части тела, и сняв обувь. Кстати, без нее даже лучше – мраморный пол чист до изумления, как и все вокруг, и прохладен, так что гулять в жару тут одно удовольствие.

Мечеть огромных размеров – один лишь великолепный главный зал, куда пускают только мусульман, вмещает одновременно до восьми тысяч человек, а в праздники тут молится почти в два раза больше народу. На огромной территории мечети находится, в том числе и усыпальница, где покоится прах выдающихся государственных и религиозных деятелей страны. Особый интерес вызывает купол мечети, прежде розовый, а теперь голубого цвета, выполненный в форме раскрытого зонтика, что является отсылом к одному из символов монаршей власти в Малайзии, жёлтому раскрытому зонтику. Вообще, вся конструкция мечети, включая семидесятитрехметровый гранёный минарет, смотрится на удивление легко, будто даже парит в воздухе, да и сама обстановка располагает. Попасть сюда можно совершенно бесплатно, вот только часы ежедневных посещений строго ограничены.

Пещеры Бату, что в тринадцати километрах к северу от Кей Эл – главный индуистский храм, расположенный за пределами Индии. Природный феномен, которому около четырехсот миллионов лет, пещеры названы так по имени речки Бату, протекающей у подножия горы. Пещеры использовались долгое время аборигенами из племени Бесиси как убежище во время охоты, пока американский натуралист Уильям Хорндэй в 1878 году не оповестил мир об их существовании.

Вскоре, в 1891 году, Кайяроганам Тхамбосами Пиллаи – богатый местный бизнесмен, владелец оловянных шахт и государственный подрядчик, а еще и лидер местной общины тамилов, тех самых выходцев из Южной Индии, которые «понаехали» сюда во время «оловянной лихорадки» – основал тут храм, посвященный богу Муругану. Образ этого, самого почитаемого у тамилов бога охоты, войны, любви, в процессе проникновения индуизма на юг полуострова Индустан, слился с образом бога по имени Сканда – предводителя небесного воинства в битве с демонами и первенца Шивы и Парвати, как следует из «Рамаяны».

Колоссальный, почти сорокатрехметровый, отлитый в бетоне и покрытый золотом «Бог тамилов» или «Тамил Кадавуль», как его называют индуисты, охраняет вход у основания лестницы в двести семьдесят две ступени, ведущую наверх, ко входу в пещеры. Подняться по ней может показаться занятием довольно тяжким, но подъем «скрашивают» наглые представители приматов, макаки, выпрашивающие самым настойчивым образом все, что можно выпросить у посетителей, и ворующие все, что можно уворовать. Представить трудно, какой богатый профит они имеют во время ежегодного тамильского праздника Тайпусам, когда в храм стекается до полутора миллионов паломников. Внутри пещеры огромны, влажны и наполнены большим количеством искусных статуй божеств, а также снующими туда и сюда курами да петухами, живущими тут вполне вольготно и сытно.

Пещеры Бату – объединенное название тридцати пещер, находящихся тут. Сканда охраняет вход у самой главной из них, той самой, куда ведут двести семьдесят две ступени. Вокруг находятся пещеры поменьше – «Пещера Вилла», «Светлая пещера», «Темная пещера» и «Пещера Рамаяна», вход к которую охраняет пятнадцатиметровая фигура Ханумана, обезьяноподобного помощника бога Рамы. Вход в пещеры бесплатный, добраться можно общественным транспортом под названием KTM Komuter, электричкой, говоря по-нашему.

Чайнатаун – вернувшись в город, вполне можно закончить день в этом районе, по обеим сторонам главной улицы которого, Джалан Петалинг, тянется сеть магазинов, лавчонок, харчевен на любой вкус и кафешек. Но есть тут две особенные достопримечательности, к которым и следует направить свои стопы любому уважающему себя туристу.

Первая из них связана с именем того самого лидера тамилов по имени Кайяроганам Тхамбосами Пиллаи, и не увидеть ее станет величайшим упущением. Так вот, господин К. Тхамбосами Пиллаи, как его величают во многих источниках, почти двадцатью годами ранее основания храма в пещерах Бату, построил Храм Шри Махамариамман. Эта «народная» богиня-матерь, охранительница деревень, защитница от болезней – еще одно самое почитаемое божество у тамилов. Поначалу храм имел статус семейного и располагался неподалеку от железнодорожного вокзала, того самого, где мы были не так давно, но совсем скоро был открыт для всех жителей общины. А еще через двенадцать лет храм был разобран буквально «по кирпичику», перенесен в Чайнатаун и вновь собран на новом месте. Над богато украшенными воротами храма, как это и принято на юге Индии, возвышается богато украшенный гопурам, конусом устремляющийся в небо. Двадцать три метра гопурама – это двести двадцать восемь скульптур индуистских божеств, изготовленных старыми мастерами в Индии и присланных сюда. Это нужно видеть – буйство цветов, персонажей, украшений, золота, драгоценных камней, благовоний, так свойственное индуизму, в особенности южного толка, производит неизгладимое впечатление! Очень повезет тем, кто попадет сюда во время праздника Тайпусам и увидит великолепную процессию, сопровождающую позолоченную, украшенную драгоценностями и звоном двести сорока колокольчиков статую Муругана к Пещерам Бату.

Храм Гуан Ди – вторая из главных достопримечательностей тут, в Чайнатауне, расположенная буквально в ста метрах от первой. В любых верованиях цветастые легенды со множеством разновеликих и разнохарактерных персонажей вполне гармонично уживаются с народными поверьями, которые берут свое начало никак не меньше, чем в доисторических временах. Вот и тут история та же – реальный человек, живший в конце II – начале III веков нашей эры по имени Гуан Юй, еще при жизни прославившийся бесстрашием и верностью правителю, после смерти стал культовой фигурой, а через каких-то шесть-семь веков – одним из самых популярных героев у всех, без исключения, слоев населения Китая. В XII веке ему были жалованы многочисленные титулы, в самом конце XVI века император Чжу Ицзюнь из династии Мин официально пожаловал Гуан Юю титул «ди» – государя, а в середине XIX века император Сяньфэн из династии Цин жаловал и титул «совершенномудрого», который прежде носил Конфуций. Бог войны и богатства, дождя и литературы, одинаково почитаемый конфуцианцами, даосами и буддистами, Гуан Ди так и изображался прежде – сидящим с книгой Конфуция, летописью «Чуньцу», в компании с помощником и приемным сыном. И только много позже их сменил на этом важном «посту» культовый китайский военачальник XII века Юэ Фей.

В Кей Эл есть и другие индуистские и китайские храмы, столь же впечатляющие и красивые, но эти два – главные, притягательные для всех индусов, которых тут около десяти процентов населения, и китайцев, которые составляют целую четверть популяции столицы Малайзии. Кроме них, в Кей Эл еще много великолепных мест, но…

…надо ли напоминать, что вы в Чайнатауне, среди бесконечных рядов с бесконечным разнообразием товаров, еды, сувениров и по совершенно доступным ценам. А когда отдадите дань богу шоппинга, остановите такси, договоритесь, вдоволь поторговавшись, на «отвезти-а-потом-забрать», произнеся заклинание: «Kuala Selangor Fireflies». А вот теперь – тсс, и выключите звук телефона, не спугните светлячков, иначе не случится совершенно завораживающего действа. Тихо журчит вода, темень полная, тишина и вдруг – гирлянды из мириад мерцающих огоньков начинают свой «танец» в зарослях. Это ни с чем не сравнимое шоу, и вот теперь точно – день не прожит зря!

За 1 день до вылета

БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ

Многие достопримечательности города связаны с именем еще одного британца, и тоже архитектора, по имени Артур Чарльз Альфред Норман. Стройный архитектурный ансамбль, которым Кей Эл обязан ему, венчает Площадь Независимости, называвшуюся некогда «полем перед Королевским клубом Селангора», куда мы и отправляемся в сопровождении гида.
А потому ниже лишь краткий обзор всего того, что мы увидим...

А потому ниже лишь краткий обзор всего того, что мы увидим.

Датаран Мердека или Площадь Независимости, как уже сказано выше, некогда служила полем для крикета, разбитым колониальными властями возле своего офиса больше ста лет назад. Именно тут 31 августа 1957 года был спущен раз и навсегда «Юнион Джек», и с тех пор ветер полощет флаг Малайзии, он же Jalur Gemilang, или «Славный полосатый», если в переводе с малайского. Причем, высота флагштока, что высится у южной оконечности Площади, составляет девяносто пять метров, и местные патриоты утверждают, что выше нет в мире флагштоков. Именно тут, на Площади Независимости проходят парады и национальные празднества.

Здание офиса Секретариата Британской администрации позднее получило имя султана Абдул Самада. Это – великолепный образец архитектуры викторианского стиля постройки 1897 года, густо замешанной на индийских мотивах, о трех маковках медных куполов, центральный из которых венчает колонну с часами, именуемую тут «мини Биг-Беном». С возведением этого здания окончательно утвердился столичный статус Кей Эла. Сегодня тут расположены суд первой инстанции и Верховный Суд.

Здание высокого суда и театра, соседствующее слева от здания султана Абдул Самада, построено тем же Артуром Норманом в те же годы конца XIX века. Шекспир бы удивился, узнай он в каких только далях дальних не ставили его великие пьесы.

Англиканский кафедральный собор Св. Марии, великолепный образец поздней готики, было построено ровно напротив того места, где через три года поднялось из «лесов» здание Секретариата Британской администрации. Первоначально небольшой деревянный храм был построен на вершине холма Букит Аман, в 1887 году, и только спустя семь лет был заложен первый камень нового храма, освященный местным епископом, а конкурс проектов выиграл тот самый Артур Норман.

Королевский клуб «Селангор» по соседству – один из многочисленных, разбросанных по всем бывшим вассальным территориям британской короны, центр культурной жизни колонии. Крикет, бывший в те времена самым модным, а потому и самым главным видом спорта аристократии, объединял ее представителей в своих стенах. Однако, тут практиковалось и привлечение местной элиты – монаршего, промышленного и купеческого звания, и главной причиной подобного рода «лояльности» являлась политическая выгода. Кстати, клуб существует до сей поры, надо полагать однако, что англичане в нем вряд ли занимают доминирующее положение.

Мемориальная библиотека Куала Лумпура – новодел постройки 1990 года, но вы бы никогда не подумали так, настолько точно она вписана в архитектурный облик старого центра города.

Первая городская типография, позади которой и развевается на девяностопятиметровом флагштоке «Славный полосатый», особняк крупнейшего в те времена банка «Стандарт Чартер» (ныне Музей текстиля) и здание почты и телеграфа – эти традиционные для того времени здания завершают композицию площади.

Дворец султана, или Ройял Палас Истана Негара – привлекательный объект, куда к полудню стекаются толпы туристов, и влечет их церемониал смены караула, одетого в старинную форму времен колониального правления. Королевский дворец расположен на холме к северо-западу от Площади Независимости, и является официальной резиденцией монарха, 15-го Янг ди-Пертуан Агонга Малайзии – так звучит эта выборная должность, которую с 13 декабря 2016 года занимает Туанку Мухаммад V Фарис Петра, султан штата Келантан.

Телебашня Менара видна со всех точек города. Особенно эффектно она смотрится фоном к старинным особнякам Датаран Мердека. Надо сказать, что составление мирового рейтинга высотности зданий по любому показателю кажется очень мужским занятием, что не избавляет от ощущения необычайной его странности. Ну, скажите на милость, если башня в Кей Эл занимает лишь седьмое место в мире при высоте в четыреста двадцать один метр, значит ли это, что с обзорных площадок шести более высоких телевышек можно увидеть весь Кей Эл как на ладони! И это не последний, мало того, не главный пример бессмысленности подобных рейтингов, поскольку мы плавно перемещаемся к главной достопримечательности Куала-Лумпура.

Башни-близнецы «Петронас» – с их описания начинается любой туристический обзор достопримечательностей Кей Эла, и это совершенно оправдано. Две башни, каждая высотой почти в четыреста пятьдесят два метра, соединенные мостом на уровне ста семидесяти метров – воистину чудо не только инженерной, но и творческой мысли. По виду похожие на два минарета, Petronas Twin Tower пусть и выполняют светские функции офисных зданий и места паломничества туристов со всего света, но если бы каждое утро с вершины одного из них муэдзин призывал всех правоверных к молитве – это было бы абсолютно гармоничным действом. Во всяком случае, для столицы Малайзии, с которой мы прощаемся, не успев за два дня осмотреть даже четвертой части всех ее замечательных мест. Но закончить этот прощальный вечер нам есть чем!

Поющие фонтаны у самого подножья башен-близнецов – прекрасное завершение двухдневного тура в Кей Эл – удивительное зрелище, и тут совершенно точно «ни словами сказать, ни пером описать»!

куала лумпур
В день обратного вылета

SELAMAT TINGGAL, MALAYSIA!

Вылет из Куала-Лумпур в Москву рейсом выбранной авиакомпании.
Прощай, Малайзия, до скорой встречи!
Паспортно-визовые формальности
Малайзия – страна безвизовая для граждан России и бывшего СНГ на период пребывания до 30 суток. Загранпаспорт должен быть действителен минимум 6 месяцев на момент окончания поездки.
Расходы и стоимость

В стоимость тура входит

  • мед.страховка (страховое покрытие 40000 долларов США)
  • международные и внутренние перелеты согласно программе (по минимальному тарифу)
  • проживание в выбранном отеле с указанным типом питания
  • переезды по программе
  • обзорная экскурсия в Куала-Лумпуре

Дополнительно оплачивается

  • страховка от невыезда 3% от стоимости тура (условия: полная оплата тура на день оформления; максимальное покрытие расходов по убыткам 3000$ на человека), оформляется по желанию
Позвоните турэксперту для консультации
Анатолий Зубенко
Анатолий Зубенко
a.zubenko@itmgroup.ru
+7 (499) 213-01-84
доб. 113
Организует туры по Малайзии
Светлана Мошкова
Светлана Мошкова
s.moshkova@itmgroup.ru
+7 (499) 213-01-84
доб. 102
Организует туры по Малайзии
Андрей Носов
Андрей Носов
a.nosov@itmgroup.ru
+7 499 213 01 84
доб. 103
Организует туры по Малайзии
Поделитесь туром с друзьями
Отзывы о ITM Group
31 марта 2018
Лангкави + Сингапур
Алексей В.
Юлия добрый день! Прилетели давно, но надо. Спасибо Вам, компании, за прекрасный отдых. И на Лангкави и в Сингапуре. Все было замечательно. Наверное так и надо праздновать день рождения и не только. Спасибо!
Весь отзыв
18 октября 2018
Отдых на о.Пхукете
Ольга Хильченко, Туристическое агентство "Happy Tour"
Владислава Сёмина Очередной раз пишу Вам слова благодарности, потому что туристы пищат и верещат от радости!!! номер дали шикарный, отель прям в точку вы большая молодец не устаю повторять профессионал с большой буквы. Вам не нужно долго объяснять, что нужно туристу, Вы всегда как-то попадаете прям в яблочко!!! С уважением, Ольга Хильченко Туристическое агентство "Happy Tour"
Весь отзыв
16 июля 2018
Бали + Сингапур
Юлия Амехина
Выражаю огромную благодарность Светлане Мошковой за грамотную консультацию при моих сомнениях при выборе тура, за профессиональный подбор подходящего именно мне варианта. В ITMgroup с вниманием отнеслись ко всем моим запросам и пожеланиям. Тур получился на 2 разных места отдыха и Сингапур.Брала экскурсии сразу и очень довольна.Качество и русскоговорящий гид лучше местных намного. По цене это везде дорого, но только так можно увидеть все красоты Азии! Особенно понравилось, как все было организовано уже на Бали и в Сингапуре и путешествие получилось прекрасным! Первый раз летала в Азию с сыном и рада, что выбрала имеено этого туроператора! С уважением, Юлия.
Весь отзыв
14 марта 2018
Туркменские авиалинии
Татьяна
Юлия, добрый вечер! Очень хочется Вас поблагодарить за работу и наши билеты в Бангкок. После приезда домой так закрутилась, что руки до письма не доходили ;). Не смотря на негативные отзывы про Туркменские авиалинии, нам с мужем очень понравилось. Надеюсь, что не последний раз и мы с вами ещё увидимся ))). С прошедшим женским праздником, всего Вам наилучшего. С уважением, Татьяна.
Весь отзыв
Туристам
Агентствам
Рассылка новых туров
Каждую неделю мы рассказываем о новых турах и новостях стран.
Коротко и по делу.
Подписываясь на рссылку вы соглашетесь с политикой конфиденциальности