ЗАКАЗ ЗВОНКА

Благодарим за интерес к услугам компании ITM Group

Услуга предоставляется только для жителей РФ в рабочие дни с 10-00 до 18-30

БОЛЬШОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ФИЛИППИНАМ

Себу – Бохол – Пуэрто-Принцесса – Эль-Нидо – Манила
15 дней
1 город
от $
с человека
Посмотреть цены
В избранное
Развернуть карту
Подробно
Кратко
День 1 · ГОРОД БУДУЩЕГО
День 2 · ТО, ЧТО ВЕЛИКИЙ ОГОНЬ
День 3-день 4 · МОРЕ ВОКРУГ
День 5 · САНДУГО, БРАТ!
День 6-день 8 · ЧУДНЫ́ ТВОРЕНИЯ ТВОИ!
День 9 · ПЕРЕЕЗДЫ, ПЕРЕЛЁТЫ…
День 10 · ОСТРОВ С УДОБНЫМИ БУХТАМИ
День 11 · ЛАСТОЧКИНО ГНЕЗДО
День 12 · ОСТРОВ С УДОБНЫМИ БУХТАМИ
День 13 · ЗОЛОТОЙ КРАЙ
День 14 · СТОЛИЦА СТРАНЫ УЛЫБОК
День 14-15 · МЫ СКОРО ВЕРНЕМСЯ!
День 1

ГОРОД БУДУЩЕГО

Ровно в 15:05 по московскому, пока еще, времени борт SQ361 а/к Singapore Airlines взмывает в небо из аэропорта Домодедово и через каких-то девять, с небольшим, часов мы прибываем в аэропорт Сингапура.
Парадный подъезд города будущего поражает воображение...

Парадный подъезд города будущего (банально, но вскоре сами убедитесь, что никак иначе и не сказать) поражает воображение туриста, впервые ступившего на землю Сингапура. И не только нашего, а и гонконгца, токийца, мюнхенца, катарца или южнокорейца – аэропорты этих стран входят в топ-10 лучших в мире. А аэропорт «Чанги» – девятнадцатикратный обладатель звания «лучшего в мире»! Дня не хватит обойти все его достопримечательности – и это не просто красивое слово!

Вот вы спускаетесь по трапу самолета, и вот вы попадаете в здание аэропорта – тут и начинается сказка (еще одна абсолютно уместная банальность). Никакой толчеи, очередей, да и самой стойки паспортного контроля вы сразу не увидите – пока приблизитесь к ней, успеете насладиться первыми впечатлениями. Вон, неподалеку рощица деревьев, чуть дальше заросли цветущих кустарников, в глубине которых спрятался хауз с золотыми рыбками, а вскоре на пути попадутся: сад бабочек, сад подсолнухов, сад орхидей, сад кактусов, «зачарованный сад». А еще – искусственное «общественное дерево», компьютерное, в памяти которого хранятся и высвечиваются на множестве экранов его «ствола» тысячи фотографий туристов со всего мира, побывавших тут. Скиньте и вы свою – в следующий приезд обязательно ее найдете.

Кинотеатры, какое-то неподдающееся счету количество магазинов, великолепных детских площадок, кафе и рестораны, аттракционы, о существовании которых мы и знать не знали, сотни стоек с компьютерами, еще больше станций для зарядки гаджетов, собственное мини-метро (skytrain), беспилотные поезда которого курсируют между всеми тремя терминалами, конференц-залы (да-да, тут часто устраивают международные конференции). А знаете чего тут нет – напряженных лиц, недоброжелательных взглядов, невежливого персонала, неприятных запахов. Тут комфортно, безопасно и как-то празднично!

Устали! Присядьте на край неглубокого бассейна, опустите ноги в воду и насладитесь пилингом в исполнении «гарра руфа», снующих тут десятками. Ну или опуститесь в кресла для массажа ступней. А если силы окончательно покинули вас, поднимитесь на верхний этаж первого терминала, и проведите остаток времени у бассейна – искупайтесь и вздремните часок-другой в ожидании своего рейса. Правда, бассейн, в отличие от почти всего вышеперечисленного, платный, но это плата почти символическая. Кстати, в разряд «вышеперечисленного» включены и бесплатные экскурсии по Сингапуру – дневная и ночная. Да, дневной и ночной Сингапур – это два разных Сингапура, и у нас еще будет шанс в этом удивительном путешествии наполниться впечатлениями от одного из главных городов-государств Планеты Земля.

А всем великолепием лучшего аэропорта мира пусть насладятся те, кому повезло – именно так – ждать своего рейса тут несколько часов!

День 2

ТО, ЧТО ВЕЛИКИЙ ОГОНЬ

Себу – настоящий культурный, торговый, туристический центр Филиппин, составляющий конкуренцию столичной Маниле и имеющий славу самого динамично развивающегося региона страны. Собственно, нынешний мегаполис Себу в первые полвека испанского владычества и был столицей всего архипелага, потеряв этот статус в 1595 году, через два, без малого, десятилетия после того, как была заложена нынешняя столица страны, Манила.
Теперь остров Себу носит почетный титул «Королева Юга» и славится как один из всемирных центров дайвинга, а одноименный город привлекает тысячи туристов, стремящихся погрузиться в мир коралловых рифов на Моалбоале и поплавать с китовыми акулами в Ослобе, оставаясь при этом в привычной среде большого города, миллионника, с его громадными торговыми моллами, развитой инфраструктурой, в том числе и транспортной, развлечениями и экскурсиями по историческим местам. А история этого острова суть история Республики Филиппины, первого и единственного христианского государства в Юго-Восточной Азии.

«Я буду следовать путем, который выбрал!»

Все, что дошло до нас, было рассказано некогда последним раджой Себу по имени Тупас.

Много веков назад принц из династии Чола, правившей Южной Индией с III века, которого звали Шри Лумая, подчинил себе этот остров. Шри Лумая с самого первого дня своего правления только тем и занимался, что защищал остров от поползновений пиратов моря Сулу, да прочих любителей поживиться чужим. Впрочем, сам раджа тоже не был паинькой, и для защиты от врагов применял простейшую из тактик, которую разного рода военачальники использовали на протяжении всей истории войн, будь то своя страна или чужая – тактику «выжженной земли». Так и прозвали остров, не забыв поднаддать верноподданнической патетики – Канг Шри Лумайнг Сугбу, что означает «Великий огонь Шри Лумайя», а со временем склонные к сокращениям местные жители стали звать остров просто Сугбу. Да и раджа к тому времени уже погиб в очередном сражении, и патетика уступила место повседневности. Трон занял его младший сын, раджа Бэнтуг, управлявший всеми делами из Сингапала, «города льва», как тогда назывался населенный пункт, превратившийся сегодня в один из самых замечательных районов Себу, Маболо, с его древними постройками неоготической архитектуры.

Раджа Бэнтуг правил недолго, его скосила эпидемия, и вот на трон Сугбу взошел раджа Хумабон, или дато Хумабон, как принято было тут называть правителей – человек, вошедший не только в историю Филиппин, но и в историю человечества в целом. Вряд ли мы узнали бы когда-нибудь имя Шри Лумайи, его братьев, Шри Алхо и Шри Укоба, владевшими соседними островами, да и сына, Шри Бэнтуга тоже, ежели бы не перст судьбы, уготовивший дато Хумабону великую историческую миссию. Правда, в те времена об этом никто и подумать не мог – как раз наоборот, все, что свершил дато Хумабон, воспринималось в штыки многими в его окружении, и не только в переносном смысле, но и в самом что ни на есть прямом.

17 марта 1521 года, после полуторагодичного плавания, полного невзгод, голода, цинги, предательства, бунтов и потерь, в бухту залива Касагоран, что у восточного берега острова Хомонхон, вошла изрядно потрепанная эскадра Фернана Магеллана, великого аделантадо, «первопроходца», коим титулом жаловал наиболее выдающихся мореплавателей лично Карл V, король Испании. Позади был Тихий океан, названный так именно Магелланом и его командой, поскольку ни единый шторм не потревожил истощенных до крайности моряков за почти четыре месяца плавания в его водах. Мало того, пролив, названный Магеллановым, который соединяет Атлантик и Пасифик оушены, тоже был открыт этой экспедицией, за что ему поясно кланялись моряки в последующие несколько веков, до тех самых пор, пока не был вырыт Панамский канал. А вот лавры первого человека, обогнувшего «шар земной», которым до сих пор увешивают великого мореплавателя – это зря, он добрался всего-то до половины, до тех самых Островов Св. Лазаря, которые нынче называются Филиппинами.

Фернан вышел в море с намерением найти более короткий путь к «островам пряностей», то есть, Молуккским. В те времена бытовала версия, что от только недавно открытой Америки рукой подать до Индии, вот Магеллан и повел эскадру из пяти кораблей к берегам «Нового Света», тщательно избегая встреч с португальцами, своими соотечественниками и вместе с тем заклятыми врагами испанской короны, контролировавшими морской путь вокруг Африки. Страшно представить, что означала бы эта встреча в первую очередь для Фернана – ведь португальская корона отказала своему гражданину в деньгах на снаряжение рискованной экспедиции, а вот испанская дала и добро, и деньги. Мало того, Карл V назначил командовать походом именно португальца Магеллана, пожаловав ему, кроме пожизненного титула аделантадо, еще и звание капитан-генерала, что весьма «напрягало» командиров трех из пяти судов экспедиции, истинных мажоров своего времени, сыновей весьма влиятельных при дворе особ. С одним из них, поднявшим бунт во время плавания, пришлось даже распрощаться, высадив с небольшим запасом еды и священником в придачу на один из необитаемых островов в Патагонии, «стране большеногих», как называли ее моряки – местные жители, спасаясь от холода, оборачивали ступни ног соломой, отчего те принимали невероятные размеры.

Рассказывать о перипетиях той экспедиции можно сколь угодно долго, тем более, что на борту «Тринидада» плыл летописец, итальянец Антонио Пигафетта – один из тех восемнадцати моряков, что вернутся в Испанию изрядно потрёпанными, но целыми и невредимыми три года спустя. Именно он преподнес свои записи в дар королю, откуда и стали известны многие подробности невероятного путешествия. К сожалению, Фернана Магеллана с ними не было, впрочем, пальма первенства и этим восемнадцати тоже не принадлежит – первым обогнул Планету совсем другой человек, тот, которого наверняка почитали за самого ничтожного члена всех пяти экипажей те двести пятьдесят шесть моряков, отправившихся в путь из порта в устье Гвадалквивира, что в Андалусии, 20 сентября 1519 года.

Бросив якорь в заливе Касагоран, моряки принялись отъедаться, утолять жажду и весьма быстро пришли в себя – настолько, что принялись исследовать окрестности. Первой большой удачей стал визит к радже Сиаиу, владевшему обширными прибрежными территориями провинции Масао на острове Дабау. Не находивший прежде общего языка с местными жителями, именно здесь вдруг Энрике, раб Магеллана, выходец с соседней Суматры, и выступавший толмачом, то есть, переводчиком, обнаружил людей, с которыми говорил на одном языке. Последовала целая серия визитов – к радже, а тот наносил ответные, на «Тринидад», во время которых истово веривший католик Магеллан пытался склонить раджу с его челядью и народом к принятию христианства, заверяя, что обрушит всю свою мощь на врагов своего единоверца. Был даже устроено грандиозное празднование Пасхи, выпавшей на 31 марта того года, но несмотря на все усилия предприятие успеха не имело – исповедовавшие ислам раджа и его двор всячески увиливали от окончательного решения, и Магеллан решил продолжить путь к другим островам.

Вскоре корабли отплыли восвояси и через три дня бросили якорь у острова Себу, сулившего гораздо более успешные переговоры судя по количеству местных, вываливших на берег при виде необыкновенной церемонии, с которой корабли подходили к берегу. Именно в этот день все и решилось – судьба свела Магеллана и дато Хумабона, чтобы навсегда зафиксировать их имена в истории человечества. Было, впрочем, и третье имя, столь же значимое и особо почитаемое по сей день на Филиппинах – тут-то самое время и поведать о развязке вышеописанных событий.

Попытавшись произвести впечатление и оказать особые почести местному правителю, корабли на подходе к острову подняли все паруса и флаги, и дали залп из бортовых орудий. Но эффект оказался ровно противоположным – островитяне не на шутку перепугались и приготовились уже было оказать соответствующий отпор столь воинственным пришельцам. Энрике и лоцману из Масао, что согласился показать безопасный проход в прибрежных островных водах, стоило огромных дипломатических усилий погасить недовольство раджи – целых два дня прошло в переговорах, во время которых были даны самые искренние заверения в совершеннейшем почтении к правителю и его народу. Хумабон сменил гнев на милость, а вскоре с радостью согласился на предложение о защите от недружелюбных соседей в обмен на принятие католической веры. Договор был скреплен кровью, как это водилось в те времена у островитян, а вскоре прошла и церемония. Хумабон был крещен и наречен именем Карлос, а супруга его – Хуаной, в честь королевской четы Испании, а вместе с ними приняли христианство и еще несколько сотен приближенных. На берегу был водружен огромный крест, на следующий день – еще две тысячи обратились в католичество, и тут дело застопорилось.

Один из местных властителей, с близлежащего острова Мактан, по прозвищу Лапу-Лапу воспротивился принятию новой веры взамен привычной, и Магеллану ничего не оставалось, как пойти войной на непокорного соседа. Причем, аделантадо отправлялся в бой с несокрушимой уверенностью, и не отступил, даже выслушав предостережения своих подчиненных и Карлоса-Хумабона. Он еще в Испании перед отплытием произнес свою знаменитую фразу, и вот теперь следовал ей неукоснительно: «Я буду следовать путем, который выбрал!» Шестьдесят солдат против полутора тысяч туземцев – тут не спасет никакое оружие, тем более, что пушки так и остались в шлюпках, поскольку те не смогли достичь берега. По той же причине и пули достигали берега уже на излете, почти не причиняя вреда оборонявшимся.

Только шесть человек из шестидесяти остались с Магелланом до последней минуты его жизни, остальные бежали в панике, и отплывая увидели эту страшную картину, как десятки туземцев во главе с Лапу-Лапу «бросились на него с бамбуковыми копьями и дротиками и злодейски убили нашу отраду и надежду, утешение и светоч, нашего верного предводителя» – так описал эту сцену Антонио Пигафетта. А на следующий день с флагманского корабля бежал Энрике – первый человек из известных истории, совершивший кругосветное путешествие, ведь пленен он был, как мы уже знаем, на Суматре, а купил его Фернан Магеллан на невольничьем рынке в Малайзии.

Совсем скоро, боясь потерять остатки моряков, экспедиция двинулась к берегам Испании, и, как уже было описано выше, восемнадцать человек во главе с Хуаном Себастьяном дель Кано, или Элькано, вернулись на родину. Свершение невероятное – давший течь, обветшалый корабль всего с восемнадцатью членами экипажа на борту, прошел путь через весь Индийский океан – правда тут экипаж насчитывал еще тридцать одного моряка – обогнул мыс Доброй Надежды, прошел вдоль всего западного берега Африки, потерял тринадцать человек, взятых португальцами в плен на Кабо Верде, и вернулся домой. Мало того, груза, что привезла на своем борту «Виктория» с лихвой хватило не только на возмещение экспедиционных расходов, но и на вполне приличное жалованье моряков. А сам Элькано монаршей волей был возведен в дворянское звание и получил родовой герб, на котором был изображен Земной шар, увенчанный девизом «Ты первый обогнул меня».

Энрике же вернулся на Суматру, где его следы и затерялись, но вряд ли он был удостоен подобных почестей у себя на родине.

Двадцать лет спустя

Вернее, двадцать три – именно столько лет жители Островов Св. Лазаря не видели испанцев, успев позабыть об их существовании, и только рассказы старожилов напоминали об истории почти четвертьвековой давности. Вот только в Испании никто не забыл о прекрасных островах, полных пряностей, золота, экзотических фруктов, животных и необыкновенных жителей – в те тёмные, в образовательном смысле, времена правители только и жили, что присоединением территорий.

Фердинанд II, вступивший на престол Испании в 1556 году, мало чем отличался от прочих монархов, в том числе и от своего батюшки, отказавшегося от полмира в пользу инфанта. К тому времени Испания была полновластным хозяином всей Центральной Америки, меньшей половины Северной и большей половины Южной Америк. Мексика была «столицей» Новой Испании, откуда обширными владениями испанской короны управлял вице-король. Тогдашнего звали Луис де Веласко и Руис де Аларкон, был он выходцем из старинного дворянского баскского рода, а еще был человеком удивительным, в особенности, по нынешним, «просвещенным» меркам. Выяснилось это после его смерти – оказалось, что этот высокородный вельможа, в распоряжении которого находилась чуть не половина мира, оставил в наследство своим потомкам … долги! Скажи нынешней «элите» – засмеют, пальцем у виска покрутят и пойдут «делом» заниматься, настоящим, не то, что какой-то дурацкий вице-король.

Незадолго до своей смерти, ровно в том же 1564 году этот достойнейший человек успел вписать себя в историю на все последующие поколения, снарядив и отправив экспедицию к некогда открытым Магелланом островам. Правда тогда уже они носили имя Филиппа II, короля Испании, и название это архипелаг получил во время посещения исследовательской экспедицией из шести кораблей, возглавляемой еще одним историческим персонажем, Руй Лопесом де Вильялобосом. Правда, та экспедиция пробыла на самом крупном и самом северном из островов, Лусоне, совсем недолго, чуть больше месяца, тридцать два дня, после чего корабли вынуждены были покинуть «свеженазванный» архипелаг – местные жители не очень-то жаловали пришлых белых и наотрез отказывались продавать провизию. Последним местом для отважного исследователя стали Молуккские острова, где он с членами экипажа попал в плен к португальцам, был заключен в тюрьму и в апреле следующего года покинул бренный мир.

И вот, по прошествии двух, с небольшим, десятков лет в путь отправилась экспедиция аделантадо Мигеля Лопеса де Легаспи, шестидесятидвухлетнего управляющего Мехико, снаряженная упомянутым выше вице-королем по приказу Фердинанда II. Маршрут пяти кораблям, отплывшим 21 ноября 1564 года из порта Халиско, прокладывал – и это было еще одно прямое указание короля Испании – Андрес де Урданета, уже ходивший в здешние воды через Магелланов пролив. К тому времени де Урданета принял постриг в монахи, что совсем не стало препятствием в порученном ему деле, а как раз наоборот – дело «спасения» туземных душ, начатое Магелланом почти сорок пять лет назад, следовало продолжить.

13 марта 1565 года вахтенный матрос разнес весть о появившейся на горизонте земле, а уже 16 марта караван галеонов бросил якоря у острова Бохоль. Глава экспедиции, де Легаспи, оказался на редкость хорошим дипломатом, и вскоре свершил с местным раджой, дато Сикатуной, знакомый уже обряд сандуго. Оба высокородных представителя двух народов сделали надрезы на руках, добавили в чашу с вином кровь и поочередно отпили из неё, став единокровными братьями – именно так переводится слово сандуго, «одна кровь». А уже 27 апреля 1565 года такой же обряд Мигель Лопес де Легаспи повторил и на острове Себу – с тем самым последним дато Тупасом, который и рассказал нам всю эту историю.

Велико же было удивление всех моряков, а в особенности святых отцов, коих было на кораблях четверо, включая и де Урданету, когда после церемонии им показали и сохранившуюся икону, и статуэтку Святого Младенца Иисуса – те самые, что были дарены Карлосу-Хумабону и его супруге Хуане самим Магелланом. Сохранился и крест, воздвигнутый на берегу.

Себу получил статус столицы Филиппин, но совсем ненадолго. В 1571 году, за год до своей смерти, Мигель Лопес де Легаспи основал на Лусоне нынешнюю столицу, Манилу, которая через тридцать, на самом излёте старого, XVI, века была провозглашена столицей страны, и остается ею до сего дня.

День 3-день 4

МОРЕ ВОКРУГ

История – тетка с юмором, и такое впечатление создается порой, что она невидимой рукой подталкивает людей повеселиться вместе с ней. В особенности, когда проходит довольно времени с момента свершения того действа, которое люди хотят увековечить. Благо, кроме памяти и истории существует день сегодняшний, и он просто невероятно прекрасен в отдельных местах Планеты, в том числе и в тех, где мы теперь оказались волею судеб, как говорится!
Начнем с достопримечательностей Себу, а потом отправимся на изучение морских прелестей, ведь, как известно из школьной программы по географии, остров – это часть суши, окруженная со всех сторон водой. А уж эта «часть суши» под название Себу – место достойнейшее во всех смыслах!

Достопримечательности

Вряд ли есть хоть капля смешного в истории битвы Магеллана и Лапу-Лапу, но вот по прошествии пяти веков оба этих исторических персонажа встретились в том же самом месте, где происходили описанные выше исторические события. Так и стоят друг против друга – часовня Магеллана и сам Лапу-Лапу, изваянный в камне.

Парк Мактан Шрайн – именно у этого берега на острове Мактан нашел свое последнее пристанище Фернан Магеллан, сражённый копьём и мечом Лапу-Лапу. Первого почитает весь мир как великого мореплавателя, а второй – национальный герой Филиппин, стомиллионный народ которых видит в нем первого борца за независимость страны.

Некоторые путешественники склонны называть часовню Магеллана его могилой, но это не так, да и «последнее пристанище» тоже неверная формулировка. Доподлинно известно, что тело великого путешественника так больше никто и не увидел – моряки, спасавшиеся бегством в той самой знаковой битве, наблюдали жуткую картину, как тело их командира вытащили на берег и принялись расчленять. Больше его никто не видел, так что точная формулировка, все-таки, «покинул бренный мир».

Крест Магеллана – если в Парк Мактан Шрайн можно заехать по дороге из аэропорта к своему отелю, то на Себу большинство обзорных экскурсий начинается именно тут. Крест, что сегодня возвышается на постаменте внутри небольшой часовенки – новодел, но внутрь него вмонтирован тот самый крест, что воздвиг Магеллан пятьсот лет назад в ознаменование таинства крещения первых филиппинских аборигенов. Так власти защитили уникальную реликвию от поползновений многомиллионной армии туристов отщипнуть кусочек «на память».

Малая Базилика Санто Ниньо – таков статус этой собственности Ордена Святого Августина, дарованный ей Папой Павлом VI в 1965 году. Ровно четыре столетия прошло с того момента, как членам экспедиции Мигеля Лопеса де Легаспи была явлена чудом сохранившаяся с Магеллановых времен статуэтка и икона Святого Младенца Иисуса. Сам Андрес де Урданета, отец Андрес, заложил эту базилику, которая затем несколько раз перестраивалась, пока наконец не обрела свой сегодняшний вид.

Форт Сан-Педро – творение Мигеля Лопеса де Легаспи, призванное защищать город от вражеских нападок, сегодня окружен парком, и тут прекрасное место для уединенных прогулок.

Кафедральный собор – резиденция архиепископа Себу, строительство которой было начато в 1689 году, а освящен собор был только в середине XX века.

Капитолий, Кафедральный музей, Даосский храм, Музей Каса Горордо, Парк-заповедник бабочек, Пещера Гваделупе, Колон-стрит, самая старая улица на Филиппинах и названная так в честь Христофора Колумба – вот еще несколько из многочисленных памятников и достопримечательностей Себу, ну а нам пора уже отправляться к морю, солнцу и песку!

Пляжи, дайвинг, шопинг

Острова Бантаян, Малапаскуа, Бадиан, Пескадор, Негрос, острова Комотес, пляж Тингко и пляж Алогуинсан – удивительные пляжи, потрясающие совей красотой, а некоторые из них удивительным образом сохранили свой первозданный вид. Белоснежный песок, прекрасная лазурные воды моря, удобный вход в воду, деревья вдоль кромки пляжа и прекрасно развитая инфраструктура – что еще нужно путешественнику, пусть даже и самому взыскательному!

Моалбоал и Ослоб – эти два места особенно славятся на Себу. Первое из них расположилось на западе острова, второе – на юго-востоке.

Тому, кто впервые прибывает на Моалбоал и толком не знает, что из себя представляет это место, открывшаяся картина может показаться довольно странной. Но вскоре все встает на свои места, и ряд лодок, выстроившихся по одной линии неподалеку от берега больше не удивляет – эта линия проходит ровно над тем местом, где под водой вертикально вниз уходит рифовая скала. Именно тут лучшие места для дайверов на Филиппинах, несметное количество школ и центров, да и пляжи местные, Белый и Панангсама, чрезвычайно радуют. Неплохо бы проехать и чуть южнее Моалбоала, к великолепному водопаду Кавасан, совместив это невероятное развлечение с не менее удивительной возможностью трекинга и каньонинга в тропических джунглях.

Главный манок Ослоба – купание с китовыми акулами, самыми большими рыбами на Планете. Они абсолютно безопасны, поскольку питаются планктоном, прогоняя через широченную пасть, так же, как и киты, тонны воды, а вот человек представляет для них довольно серьезную опасность, поскольку организм акулы слабо восприимчив в тем типам бактерий, коими полнится человек. Но для того и существуют инструкторы, чтобы оберегать одних от других, так что следовать правилам – неукоснительная обязанность каждого туриста.

Ну и как без шоппинга – никак! С этим дело обстоит так же великолепно, как и почти во всех странах региона, однако есть одна особенная вещь, которую стоит покупать на Филиппинах – гитары местного производства чрезвычайно хороши и совсем недороги по нашим меркам. Ну а майки, шорты, очки, купальные костюмы – это уж как водится, в Себу-сити и моллы огромные есть, специально для шопоголиков, с ценами, серьезно отличающимися от тех, что вы видите в наших гипермаркетах на тех же самых товарах.

День 5

САНДУГО, БРАТ!

Так уж случилось, что первые конкистадоры, прибывшие на берега благословенных Островов Св. Лазаря под командованием великого, но оттого не менее жестокого, чем его современники, аделантадо Магеллана, потерпев сокрушительное поражение и потеряв своего командира, ретировались и были забыты местным населением. Побывали они во время своей ретирады и на острове Бохол, где запаслись питьевой водой и продуктами – благо почта тогда в этих краях еще не существовала, а потому местные жители пока не прослышали о великой победе дату, то бишь раджи на местном диалекте, с острова Мактан по имени Лапу-Лапу.
С тех пор прошло четыре десятилетия и еще четыре года...

С тех пор прошло четыре десятилетия и еще четыре года, и вот следующее поколение туземцев увидело ту картину, о которой им рассказывали старики – к берегу подошли огромные корабли, и с них на берег сошли белолицые люди, одетые в железо. Уже на следующий день дату острова Бохол по имени Катуна принял покровительство испанской короны и предложил закрепить союз согласно местному обычаю. Предложение было благосклонно одобрено, и 16 марта 1565 года в местечке Боол дату Катуна и аделантадо Мигель Лопес де Легаспи свершили обряд сандуго. Каждый из военачальников, дату и аделантадо, сделал надрез на левой руке, выдавил по нескольку капель крови в чашу с вином, а затем сделал по глотку – так испанский воитель земель заморских и вождь племени стали кровными братьями.

Кто знает, какие чувства испытывали жители Бохола, но испанцы твердо знали свою цель: подчинение местных племен своей воле, обращение «малых детей» в истинную веру и нажива, нажива всеми доступными средствами. Удивительно, что цивилизация, одна из древнейших в мире, как выяснилось спустя три столетия, сохранилась хоть в какой-то степени, а многонациональный и многоконфессиональный народ Островов Св. Лазаря, как назвал архипелаг Магеллан в 1521 году, выжил, несмотря на все «усилия» колониальных властей. Через четыре с половиной десятилетия архипелаг был назван Филиппинами, в честь Филиппа II, короля Испании, народ его был обращен в христианство, колонизаторы стали полноправными властителями богатейших земель, а местные жители – фактически рабами. Исключение составляли, пожалуй, лишь единицы – вожди, главы племен и поселений, которые составили вместе с пришельцами аристократическую верхушку страны, называемую на испанский манер «принсипалия», остальные же не имели никаких прав, даже права голоса.

Европейцев того времени понять можно, но это не означает что можно принять и их тогдашнюю идеологию. Вот сошли на берег одетые по последнему слову европейской моды XVI века открыватели и покорители Нового Света, а к ним навстречу вышли татуированные с ног до головы туземцы, на которых были надеты лишь набедренные повязки. Наученные потерями в Новом Свете, где в боях за «эльдорадо» погибли многие сотни и тысячи соотечественников, конкистадоры применили тут практику иную, что, впрочем, не предполагало заботы о местном населении. Огонь, меч и крест – три главных «инструмента» убеждения применялись с тем же успехом, что и прежде, но местному населению удалось не только выжить, но и сохранить свою культуру.

Знать не знали пришельцы, что тут существовала письменность уже к X веку, когда наладились торговые связи с китайскими купцами, ведать не ведали, что спустя четыреста лет вдруг обнаружится, что языковая культура местных жителей столь же загадочна, что и «родственные» ей финикийская, этрусская, греческая и древне-иудейская. Конкистадоры видели перед собой людей, богато и искусно татуированных, приветливых и готовых принять, накормить и напоить безо всякой надежды на вознаграждение, которых взяли, да и назвали ничтоже сумняшеся «пинтадос» – раскрашенные.

Сегодняшние жители так и считают себя потомками тех пинтадос, хотя «разрисованными» впору называть туристов, встретить же татуированного местного жителя – задачка не из простых. А историю о своих великих предках филиппинцы, казалось бы, давно уже забыли – лишь в воскресных школах еще рассказывают о тех первых людях, неизвестно откуда взявшихся и растворившихся затем в многонациональном местном обществе.

И вот новостные ленты мировых агентств во второй декаде февраля 2019 года взорвал призыв нынешнего президента страны Родриго Дутерте, предложившего переименовать Филиппины, и дать им такое имя – Республика Махарлика. Тут же, как это нынче и водится, люди бросились обсуждать эту идею, и по укоренившийся традиции подобного рода обсуждений, выдумывать многочисленные теории происхождения термина «махарлика». Дворяне, дату, воины – каких только переводов не встретишь среди миллионов слов в постах доморощенных историков, но ученые поставили точку в этом вопросе, поддерживая, кстати, решение президента Филиппин, несмотря на его странные порой заявления, и говоря о неправильном переводе термина в 55-томном собрании исторических документов, переведенных с испанского на английский Эммой Хелен Блэр и Джеймсом Александром Робертсоном, и опубликованных в самом начале XX века.

Профессор Университета Де Ла Салле Сяо Чуа сообщил миру истинное значение слова «махарлика» – так называли свободных людей, тех, что составляли подавляющее большинство народа, жившего испокон века на островах. Правда, вопрос о том, откуда пришли сюда предки этих самых махарликов, а также дату и алипин, вождей и рабов, до сих пор загадка для науки.

Первые люди

Прежде люди жили с обеих сторон неба. Однажды у вождя тех людей, что жили над небом, заболела любимая дочь. Горе пришло к народу, все молились, взывая к богам, просили ниспослать здоровье всеобщей любимице. В особенности убивался горем возлюбленный принцессы. И вот, когда уже не осталось почти никакой надежды, обратился вождь к знаменитому лекарю, что жил отшельником в дальних краях, и получил его совет. «Лекарство лежит у корней дикого дерева, что растет неподалёку от твоего дома – изрёк, выйдя из транса, лекарь. – Надо, чтобы руки твоей дочери коснулись этих корней».

Вернулся вождь домой полон надежд, приказал разыскать то дерево, а когда его нашли, вырыть яму поглубже, чтобы достать до самых его корней. Когда яма была готова, из хижины вождя принесли больную принцессу и положили к самым корням, так, чтобы ее руки коснулись их. Но яма оказалась настолько глубокой, что даже легкую девушку не выдержала оставшаяся под корнями дерева тонкая полоска неба, и она провалилась сквозь нее.

Под небом не было ничего кроме воды, которая служила домом для двух гигантов. Эти гиганты жили тут испокон веку и ждали назначенного часа, когда должно свершиться предначертанное богами. И вот этот час настал. Стоило гигантам поймать падавшую принцессу, словно пушинку, на руки, как по всей водной глади и её глубинам разнеслась радостная весть – свершилось! Весь мир морской пришел в движение, и первой над поверхностью вод появилась громадная черепаха, на панцире которой была тут же выстроена прекрасная хижина, куда и определили принцессу. Сотни и тысячи морских обитателей принесли необходимые снадобья, птицы раздвинули некстати набежавшие облака, выглянуло яркое солнце, и девушка стала поправляться прямо на глазах.

С той же стороны неба этого всего видно не было, и в родном племени принцессы царило всеобщее горе – женщины плакали навзрыд, а мужчины собрались вокруг вождя в ожидании приказа. Но вождь знал – случилось непоправимое и больше он никогда не увидит свою дочь. Вот только влюбленный юноша не желал мириться с потерей, взял, да и прыгнул в отверстие, образовавшееся в небе после падения принцессы. «Лучше смерть, чем…» – не успел он подумать, как очутился в руках тех же самых гигантов, которые смеясь отнесли его к хижине, где юношу встретила совсем уже выздоровевшая возлюбленная. Они обнялись и запрокинув головы, обратили свои взоры к небу, за которым осталась их родина, но до неба было уже не достать – оно поднялось так высоко, что ни одной живой душе не добраться.

С тех самых пор, как гласит эта правдивая история, поведанная некогда богами нашим предкам под огромным секретом, больше никто не видел двух гигантов, а вокруг громадного панциря черепахи обосновались и выстроили свои особенные жилища тысячи самых разнообразных морских обитателей. У молодой пары родилось много детей, те родили своих детей, а те – своих, и все эти поколения потомков жителей небес с тех пор благоустраивают свой остров, до сих пор сохраняющий очертания панциря той громадной черепахи, что приютила некогда первых людей. Но это уже другая история…

Эскайя – так зовется один из народов, населяющих остров Бохол, и это особенный народ, хранящий ту самую загадку, разрешить которую не могут до сих пор ученые. Это именно о них идет речь, когда возникает вопрос происхождения человека в этих местах. Ученые так и не пришли к общему мнению, сойдясь лишь на том факте, что эскайя – не имеют австронезийских, китайских или индуистских корней. Считают ученые, что и язык эскайя с его слоговой письменностью столь же загадочен – алфавит эскайя состоял из тысячи с лишним символов – и близок к самым древним письменам мира. Есть даже версия, что народ этот пришел сюда то ли из Африки, то ли с Ближнего Востока еще во времена царя Соломона, в строительстве храма которого эскайя принимали активнейшее участие. По окончании строительства Храма весь народ по каким-то неведомым причинам вдруг снялся с места и отправился в свой долгий путь. Ведали они или нет, что никогда больше не увидят тех святых мест, которые спешно покинули, тех мест, где девятьсот пятьдесят лет спустя миру будет явлен Мессия, к кому их далекие потомки станут истово взывать в молитвах!

Все это покрыто, как принято говорить, «пылью веков», сегодня же далекие потомки первых переселенцев историю свою ведут с памятного дня 16 марта 1565 года, когда дату Катуна (с лёгкой руки конкистадоров, ну или по ошибке летописца – версии расходятся – его теперь называют Сикатуна) объявил своим братом Мигеля Лопеса де Легаспи, совершив с ним обряд сандуго, и день этот теперь на Бохоле – национальный праздник.

Вот мы и добрались до своего пляжного отеля, и уже назавтра, с самого раннего утра, отправимся в удивительные экскурсии.

День 6-день 8

ЧУДНЫ́ ТВОРЕНИЯ ТВОИ!

Первое, что нужно рассказать о Бохоле, так это поведать о замечательных приключениях бохольского пляжного … песка. И удивляться тут нечего – если где-нибудь в мире вы встречали песок такой же белизны и консистенции, то вполне вероятно, что это именно тот самый, знаменитый, с нашего острова Бохол. Да, да, его продают во многие страны – такое вот мировое достояние!
Но не только песком знаменит остров, и не только своими великолепнейшими пляжами – есть тут пара мест, куда всенепременно заглянет любой турист! А иначе и смысла нет приезжать на Бохол – никто никогда не поверит, что вы побывали в этих чудесных местах, если не знаете, что такое «Кармен хиллз» и «тарсиер». Давайте, однако, по порядку – вначале пляжи, раз уж обмолвились о необыкновенном бохольском песке, а уж потом достопримечательности, две из которых прославили Бохол на весь мир!

Пляжи

Как у всякого «порядочного» объекта во Вселенной, у острова Бохол есть свой спутник – остров Панглао, примостившийся у южной оконечности своего «суверена», и соединенный с ним двумя мостами. Именно тут и находится главный пляж этих мест.

Алона Бич – именно тут предпочитает отдыхать большинство туристов, прибывающих на Бохол, но это всего лишь дань моде, которая, в свою очередь, обязана прекрасно развитой инфраструктуре. Белоснежный песок, тот самый, что вывозят во многие страны мира, лазурная ласковая волна, солнце и кокосовые пальмы, склоняющимися к самой береговой линии. Впрочем, не только Алона Бич славен этим, вот только такого количества яхт, снующих под белоснежными парусами на некотором отдалении от берега, не каждый прочий здешний пляж может похвастаться.

Думалуан Бич, известный также как Болод Бич – полуторакилометровый пляж к северу от Алона Бич, кроме всего прочего, знаменит и самой широкой береговой линией среди местных пляжей.

Долхо Бич – спокойное тихое место, протяженностью в три километра, с удобнейшим входом в воду, пальмами вдоль береговой линии, а о белоснежном песке уж и говорить нечего.

Момо Бич – прекрасное место для уединения, но только в будние дни, поскольку пляж чрезвычайно популярен у местных жителей ввиду малочисленности объектов туристического назначения.

Багобо, Данао, Бикини, Бингаг, Вайт, Панглао – еще несколько прекрасных пляжей на Панглао, и плюс к ним замечательные пляжи самого Бохола. Вот они – Анда, Дуэро, Каингит, Санта Фе, Квинтале, Лайла, Имельда, Кануба, Кларинг, Линтуан.

Но и это далеко не все, ведь недаром Бохол с окружающими его островками славится еще и как один из мировых центров дайвинга и снорклинга. А кроме того, тут можно на скатов с дельфинами и китами полюбоваться, да те же пляжи облюбовать, в особенности для тех, кто ценит единение с природой. Баликасаг, Паимлакан, Вёрджин, Камигин, Оланго – тут их не счесть, и каждый прелестен по-своему.

Шоколадные холмы

Никто не знает, какому природному явлению человечество обязано появлением этого чуда света, которое прежде называлось Холмами Кармен, поскольку все эти 1268, ну или 1776 – кто как считает – конусообразных образований от тридцати до ста двадцати метров высотой расположены в муниципалитете Кармен. На покрытой густой тропической зеленью равнине целых пятьдесят квадратных километров занимают эти самые холмы, и больше полугода они такие же зеленые, как и прочий пейзаж. Но вот приходит сухой сезон, и картина разительно меняется – именно в это время коричневые конусы, удивительно напоминающие конфеты от известной шоколадной фабрики. «Да это же чисто Hershey’s Kisses!» – так, вероятно, воскликнул какой-то американский турист, увидев коричневые, выгоревшие на солнце холмы, возвышающиеся среди буйства вечнозеленой растительности долины. Вот с тех пор и «приклеилось» это название к Холмам Кармен, по-другому теперь уже никто и не называет это чудо природы – только «Шоколадные Холмы».

Когда же речь вновь заходит о том, откуда же появилось это чудо-чудесное, внесенное в список объектов мирового значения ЮНЕСКО, наиболее любознательные путешественники обращаются к трудам учёных мужей, и оказываются разочарованными. Продукт вулканической деятельности, подъем коралловых залежей, эрозия почвы после того, как воды мирового океана отступили – вот три наиболее часто упоминаемые версии, но ни одна из них не находит фактического подтверждения. И тут, в который уже раз, на помощь нам приходит легенда, одна из тех, что и стали настоящим «учебником истории» – так уж принято в Юго-Восточной Азии, причем, в любой из ее стран.

А Шоколадным Холмам посвящена не одна легенда, и вы будете удивлены, когда узнаете подлинную историю создания этого чуда природы, вместо тех двух, что бродят по просторам интернета – про двух великанов, которые поссорившись не нашли ничего лучшего, как бросать друг в друга комьями земли, или сказочку про влюбленного юношу, что плакал по своей возлюбленной, бродя по просторам Бохола, и слезы его превратились в холмы. Вот, послушайте о том, как все было на самом деле!

Кармель, дитя Батала

Сидел как-то Господь, любуясь на свое очередное творение – шар, по всей поверхности которого перекатывались волны бесконечного океана, и думал, что неплохо бы устроить тут равнины, горы, сады и озёра. Сказано – сделано! Взял Вседержитель один из камней, что перекатывал в ладонях, да и бросил в океанские воды. За ним второй, третий, четвертый – так появились Африка, Америка и другие континенты. Оставшаяся пригоршня мелких камушков и образовала наш архипелаг, а потом Господь отряхнул руки от песка, и вокруг крупных островов появились совсем малюсенькие островки – так было завершено создание суши.

На одном из самых крупных островов через много столетий поселилась община, возглавлял которую наимудрейший вождь по имени Сагубаян, и была у него жена – прекрасная Батуани. Община была очень большой, все ее члены усердно трудились, дома людей полнились снедью, все были сыты, здоровы и радостны. Целыми днями Сагубаян обходил дома, поля и сады, разговаривал с людьми, помогал им советами, наставлял и напутствовал охотников. Одна беда – не было у вождя и его жены детей, много лет не давал им потомства великий Батала – так звали Бога люди племени. Но неустанные молитвы сделали свое дело, и по прошествии долгого времени на свет появилась малышка Кармель.

Девочка росла смышлёной, любознательной, быстро росла, и всегда была главной заводилой среди ребятишек племени – и малые, и старшие увлекались ее идеями, послушно исполняя задумки веселой Кармель. Любимым местом игр ребятишек был луг, который пересекала прохладная речка, несущая жизнь буйной растительности, покрывавшей все пространство вокруг, насколько хватало взгляда. Тут-то и пришла однажды идея задорной Кармель – начала она лепить из глины «пирожные», так она их называла, и складывать на пальмовый лист. Провозившись в ледяной воде ручья целый день, к вечеру Кармель вернулась домой, и с гордостью протянула родителям свои изделия из глины. Родители есть родители, они похвалили свою дочь, а та отправилась во двор и покрыла каждое «пирожное» кокосовой скорлупой, чтобы дождь, случись он в ночи, не уничтожил плоды нелегкого труда, которому был отдан целый день.

Но ночью приключилась другая беда – Кармель бросило в жар, поднялась температура и девочка впала в забытье. Она металась по кровати, без устали повторяя только одно, словно пересчитывая свои «пирожные: «Раз, два, три четыре…» А под утро Кармель отправилась к своим предкам, оставив горевать безутешных родителей. Почему Батала не спас Кармель, не знает никто, да и никогда не узнает – есть вещи, не поддающиеся человеческому разумению.

Прошло девять дней и девять ночей с того печального дня, а родители все не могли успокоиться – Сагубаян даже запретил кому-то из своих людей прикасаться к «пирожным». И вот очередная луна взошла над хижинами общины, и стала эта ночь самой удивительной в жизни её людей. Еще даже не начал брезжить рассвет над волнами океана, как со двора вождя послышались странные звуки – хлопки, а затем шаги. Сагубаян и Батуани всполошились, выскочили во двор и их глазам открылась удивительная картина.

Десяток «пирожных» Кармель буквально ожили, их количество каким-то невероятным образом все увеличивалось и увеличивалось, и на глазах у изумленных родителей все они отправлялись в сторону того самого луга с ручьем. И все бы ничего, но уходя все дальше от хижины, они становились все выше и выше, а некоторые из них размерами своими уподоблялись горе.

Наконец все прекратилось, родители Кармель в изнеможении опустились на землю, да так и просидели до самого позднего утра, ни словом не обмолвившись. Пришли они в себя только после того, как к ним во двор прибежали возбужденные увиденным люди общины и позвали следовать за ними. И вот перед взорами Сагубаяна и Батуани открылась картина поистине эпического масштаба – кругом, насколько хватало взгляда, возвышались холмы разных размеров, но совершенно правильной формы. Не сдержав нахлынувших эмоций, вождь и его жена закрыли лицо руками и горько зарыдали – их захлестнули чувства, и в них горечь потери смешалась с гордостью. А сверху взирал на всю эту картину Батала.

С тех пор эта землю, на которой возвышались тысячи холмов, и где стояли многочисленные хижины не называли иначе, чем Кармель. А когда пришли конкистадоры и на месте поселения возник город, его стали называть на испанский манер – Кармен, да так и сохранилось это название за всей местностью до сего дня.

Карлито Сирихта ака Тарсиеры

Краснокнижные зверьки, которых называют еще и филиппинскими долгопятами, и ошибочно считают самыми мелкими представителями семейства приматов, хоть таковыми и не являются, но внимание привлекают своей удивительной мимимишностью. Когда-то ареалом их обитания были многие регионы мира, в том числе Европа и Америка, но теперь они живут исключительно тут, на нескольких островах архипелага, в том числе и на Бохоле, где для них организован целый заповедник, имеющий статус национального. Эти огромные глаза, приспособленные природой всего лишь для ночной охоты на насекомых, действуют на всех без исключения самым удивительным образом, и вам предстоит самим в этом убедиться.

И еще много чего

Бохол – остров, полнящийся достопримечательностями, и тут есть где разгуляться, в особенности тем, кто арендует свой транспорт, а потому имеет возможность самостоятельно планировать свои каждодневные поездки. Вот краткий перечень достопримечательностей Бохола и Панглао, который и послужит подспорьем в составлении плана.

Водопады – их тут довольно много и все они чрезвычайно живописные. Маг-Асо из них самый известный, а к нему в придачу еще и Нилуксуан, Кан Умантад, Бусай, Камугао, Тонтонан, Кинахуган, Боктол, Димиао, Кавасан, Инамбакан.

Пещеры – их на острове Бохол немногим менее полутора тысяч разной степени доступности, а потому и маршруты путешествий по ним лучше составлять с помощью опытных экскурсоводов. Хинагдаган, самая популярная из всех, что на острове Панглао, или Камира, к примеру, легкодоступны, в отличие от Бухонг Тиаван или Гуимба.

Церкви – среди множества культовых сооружений Бохола особенно примечательна Церковь Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, заложенная иезуитами в конце XVI века, и окончательно завершенная к 1717 году. Из десятка прочих церквей Бохола трудно выделить какую-то особенно, настолько они все привлекательны для посещения.

Махогани Форест, рукотворный лес красного дерева, Рисовые террасы Камбуйо и Кандапдапан, трекинг «Приключения в Анда», стометровый Зип-лайн в Данао, Дом-корабль, Ферма Бабочек, Парк питонов и дикой природы, Национальный парк Раджа Сикатуна, Памятник Сандуго, Музей Бохола, Рыбацкая деревня, круиз по реке Лобок – неизвестно, каким образом за пару дней можно увидеть все эти чудесные места Бохола и Панглао, да еще и исследовать замечательные городки острова, начиная со столичного Тагбиларана с его старинными улочками и современными моллами, но тур есть тур, и нам пора собираться в путь! Впереди нас ждут еще два чудесных острова Филиппинского архипелага.

День 9

ПЕРЕЕЗДЫ, ПЕРЕЛЁТЫ…

Сегодня весь день отдан сборам, пересадкам, паромным маршрутам и воздушным переправам – из Бохола отправляемся в Себу, а оттуда лайнером отправляемся на Палаван, в его столицу, Пуэрто-Принцессу. Тут нас ждёт отель Sheridan Beach Resort & Spa 4*, ну или аналогичный, не ниже, чем «четыре звезды», и вот мы уже предоставлены сами себе.
День 10

ОСТРОВ С УДОБНЫМИ БУХТАМИ

Так когда-то прозвали остров китайские мореплаватели, которые еще в X-XI веках останавливались тут. Когда же пришли конкистадоры, остров получил название на испанский манер – Парагуа. Шли столетия, испанцев сменили американцы, потом страна обрела независимость и вернула исконное, хоть и китайского происхождения, название, сохранив при этом свою основную привлекательную черту – удобные бухты вдоль всего побережья. Успокоились и воины племени моро, которые активней многих других аборигенов семи с половиной тысяч островов сопротивлялись – что испанцам, что американцам, что японцам во время Второй Мировой.
И вот к закату века XX нагрянул туристический бум, и остров Палаван с другими соседними с ним островами стал одним из самых привлекательных туристических направлений в мире. Именно такое определение провинции Палаван во главе с одноименным островом дал знаменитый американский журнал «National Geographic Traveler» в первой декаде уже XXI века.
День 11

ЛАСТОЧКИНО ГНЕЗДО

Интересно, сколько же в разных языках народов мира находится слов, к которым с удивительной легкостью прибавишь определение «райский» – вот тебе и название очередного чудного места! И как же трудно, вместе с тем, подобрать слова для того, чтобы описать эти удивительные места!
Взять, хотя бы, Эль-Нидо, место на самой северной оконечности острова Палаван, названное так в честь тех самых деликатесных гнезд ласточек в прибрежных карстовых пещерах, что так ценились и ценятся рестораторами всего мира. Сбор этих гнезд и был главной статьей дохода до тех самых пор, пока в Юго-Восточную Азию не потянулись бесконечные толпы туристов со всего света. Однако, этот вид промысла не только сохранил, но даже и укрепил свои позиции благодаря тому самому туристическому «буму».
Тут и впрямь удивительнейшие виды, природа была совершенно нетронутой почти до самого конца прошлого века, а сегодня Эль-Нидо – лучшее направление пляжного туризма по версии CNNGo. Вот и получается, что, путешествуя по провинции Палаван, можно ограничиваться простым перечислением замечательных мест, каждое из которых поразит своими красотами, да так, что рассеять эти чары будет стоить огромного труда. Но давайте хотя бы кратко познакомимся с каждым из них – поверьте, это стоит того!

Достопримечательности

Залив Бакуит завораживает с первого взгляда. Большая и малая лагуны, череда удивительной красоты островов, место притяжения для дайверов, благодаря которым, кстати, и было открыто этот чудесный ровно сорок лет назад.

Группу дайверов, барражировавших в 1979 году в поисках лучших мест для погружения вдоль берегов Палавана, ночь застала у его северной оконечности. Все бы ничего, но косяк тунца повредил винт лодки, а потому путешественники вынуждены были заночевать посреди моря … и были вознаграждены несказанной удачей. Утро открыло перед изумленными взглядами дайверов картину необыкновенной красоты – скалы, окружающие изумрудные воды залива, белоснежные пляжи и целая россыпь диких островов архипелага Бакуит вокруг.

Уже через несколько лет тут была открыта первая станция дайвинга, и с тех самых пор поток туристов в эти благословенные места только увеличивается – нельзя, побывав на Палаване, не увидеть обе лагуны, не побывать на всех больших и малых окрестных клочках суши, один другого краше, не погрузиться под воду и не насладится кампанией черепах, скатов, дюгоней и громадного количества самых разнообразных рыб.

Побласьон – муниципальное образование, состоящее из барангаев, то бишь, самых мелких муниципальных образований на Филиппинах, расположен на территории с древнейшей историей.

Раскопки, проводимые в Эль-Нидо, обнаружили окаменелости, датируемые эпохой позднего неолита, а первые поселения современных людей были образованы в третьем тысячелетии до нашей эры.

Китайские мореплаватели и торговцы бывали тут еще во времена династии Сун, привозили отсюда те самые ласточкины гнезда, из которых еще с самой древности варили деликатесный суп. Именно китайские купцы и дали то самое название Палавану – остров удобных гаваней, ну или бухт.

Позднее, уже в XVI веке тут возник городок на месте деревеньки Талиндак племени тагбануа, затем, как известно, Филиппины были колонизированы испанцами и получили свое нынешнее название, в честь тогдашнего короля Филиппа II.

Собственно, «побласьон» – это слово, обозначающее в испанском языке буквально «город», «поселение», которые на территориях колоний создавались, практически, насильно. Местное население сгоняли из окрестных деревенек на ограниченную территорию, как правило, вокруг вновь выстроенных церкви и ратуши, где ими было проще управлять и обращать в христианство. Побласьон Эль-Нидо состоит из четырех барангаев, один из которых носит название Буэна Суэрте, что означает пожелание – «Удачи!», и именно в этом барангае расположен главный приход Эль-Нидо, храм Святого Франциска Ассизкого.

Пещера Илль – вот именно тут и были найдены археологами останки homo sapiens, обитавшего на острове целых двенадцать тысяч лет назад. Попадая сюда, понимаешь, насколько была нелегка судьба нашего далекого предка, вынужденного искать столь мрачные укрытия с потаённым входом, полные сырости и летучих мышей. Впрочем, для современного человека, в особенности, туриста, порой уже шалеющего от беспрестанного купания/загорания, посещение пещеры может стать отличным приключением, запоминающимся и слегка пугающим.

Пещера Гудуньон – еще одно незабываемое приключение, где также были найдены кости скелета, теперь уже совсем далекого предка человека, относящиеся к той самой эпохе позднего неолита, и предок наш пришел сюда, как полагают ученые, с соседнего Калимантана, или Борнео, на европейский манер, по сухопутному перешейку, соединявшему в те времена два острова между собой. Кроме того, тут, в пещере, внутренности которой напоминают огромную комнату с высоченными «потолками», находили приют также и китайские мореплаватели IX-XII веков, оставившие, на радость археологам, артефакты той далекой эпохи – гончарные и ювелирные изделия. Неподалеку от входа в пещеру есть маленький уединенный пляж того же белоснежного песка, омываемый прозрачными водами ласкового моря.

Река Абераван – да, снова приключение, и на сей раз нас ждёт водная прогулка сквозь мангровые заросли, полные скрюченных корней, выступающих из зеленого цвета речной воды, но в конце путешествия, если, конечно, нас сопровождает хороший гид, а это так, и мы выехали в правильное время, и это тоже так, нас ждет вознаграждение в виде колонии белых цапель, и это, поверьте, зрелище, ещё как достойное внимания!

Пляжи

Буэна Суэрте – он и открывает наш перечень, поскольку находится в городской черте, отличается прекрасным песком «персикового» отлива и столь же прекрасным входом в воду. Пляж популярен неимоверно – и по вышеописанной причине, а еще и потому, что окружен живописнейшими известняковыми скалами и находится в виду самого крупного острова архипелага Бакуит, Кадлао, на который мы вскоре отправимся. Но это пляж в черте города, а потому имеет все особенности, так свойственный городским пляжам.

Каалан – еще один пляж в городской черте, разительно отличающийся от своего южного «собрата» тишиной, спокойствием, кантри-атмосферой. И все потому, что для купания пляж почти совсем не приспособлен, поскольку вся береговая линия просто усеяна огромными валунами. В этом, правда, есть один огромный плюс – лучшего места для созерцания, да еще и в непосредственной близости от цивилизации, просто не найти.

Накпан и Калитанг – они неразделимы, в прямом и переносном смысле. Два этих великолепных пляжа соединены друг с другом песчаной полосой, что и явилось причиной, по которой они получили общее название – «пляжи-близнецы». Оба хороши, каждый по-своему, оба с нежным песком, прекрасными видами, удобным входом в воды бухты, вернее, бухт, поскольку у каждого она своя – большая у Накпана и маленькая у Калитанга.

Севен Коммандос – живописнейшее место с белоснежным песком, прекрасной береговой линией, довольно густой растительностью и неплохой инфраструктурой.

У пляжа есть своя история – бают, что некогда семеро солдат, выживших после кораблекрушения, нашли приют на этом пляже. Несколько месяцев ушло у них на ремонт своей посудины, после чего они погрузились на нее и отплыли в сторону базы, оставив после себя напоминание – высеченную на скале надпись «7 Commandos». Прошло время, сюда забрели местные жители, обнаружили надпись и разнесли по миру эту легенду, то ли сочиненную ими самими, то ли поведанную кем-то из военнослужащих, прибывавших сюда время от времени на отдых.

Папайя – частный пляж удивительной красоты, к чему довольно быстро привыкаешь, поскольку у великолепия нет восхитительных степеней. Пляж раскинулся к югу от Севен Коммандос, находится в частном владении, но при этом открыт для посещения, что не может не радовать, поскольку пляж полон зелени, отлично оборудован всем необходимым … но есть у него один недостаток – тут не растет папайя. Попасть сюда можно по морю, арендовав каяк или лодку.

Маримегмег – пляж, славящийся не только своими красотами, но и как место, откуда открываются самые упоительные виды на закаты, что придаёт ему ореол романтизма, а это одна из самых привлекательных «фишек» островного отдыха из всех возможных.

Да вы только представьте себе эту картину – великолепный пляж, малюсенькое кафе, весь интерьер которого состоит из столика с двумя бокалами холодного экзотического коктейля, пары стульев и неба, расцвеченного умопомрачительными цветами закатного неба… и две пары влюбленных глаз, что внимают этой божественной картине.

Лас Кабанас – фактически, южное продолжение Маримегмега, потому часто и возникает путаница в названиях, поскольку, кто-то считает оба этих песчаных великолепия одним пляжем. Лас Кабанас, однако, это пляж одноименного отеля, а потому тут с инфраструктурой все в полном порядке, собственно, как и с песком, морем, солнцем, закатами и рассветами.

Доларог – один из уютнейших пляжей в Эль-Нидо, с привычно белоснежным песком, изумрудной водой залива и всем необходимым для спокойного уединенного отдыха.

Коронг Коронг – один из самых протяженных пляжей, вполне себе пригодных для купания и загорания, но более всего приспособленный для любования волшебными закатами. Прекрасная альтернатива Маримегмегу.

Йога – на этот тихий и уединенный пляж можно добраться пешком с Коронг Коронга. Правда вот оставаться тут разрешается только при соблюдении одного непременного условия – соблюдения тишины, дабы не мешать тем, кто является целевой группой посетителей пляжа. Тут своеобразный центр занятия йогой в Эль-Нидо, а поскольку пляж частный, то и условия, требуемые от посетителей, неукоснительны к выполнению.

Острова

Ну а теперь огласим список чудесных островов архипелага, которые даже на картинках выглядят просто потрясающе.

Кадлао – первый в списке, и это вполне заслуженно. Во-первых, находится остров прямо напротив городского пляжа Буэна Суэрте, во-вторых, он самый большой среди островов архипелага, и в-третьих, его венчает гора высотой в шестьсот сорок метров, Пик Кадлао, и это самая высокая точка всего Бакуита. Дюжина великолепных пляжей острова словно соревнуются друг с другом за право привлечь наибольшее количество туристов, а потому тут есть уединенные пляжи – собственно, за этим туристы и приезжают на острова архипелага Бакуит. На Кадлао создана отличная инфраструктура, проложены трекинговые маршруты, а кроме того, и это даже не требует особого упоминания – дайвинг и снорклинг прекрасны.

Дилумакад – остров у юго-западной оконечности Кадлао, носящий прозвище «вертолёт», должен как-то его оправдывать, однако многочисленные, повторяющиеся из раза в раз типовые объяснения, мол, на карте он выглядит как известный летательный аппарат, не выдерживают никакой критики, достаточно взглянуть на эту самую карту! Впрочем, мы сюда не название расшифровывать приехали, хотя, это и было бы чрезвычайно интересно, мы тут ради трехсотметрового пляжа великолепного песка, подводного тоннеля с одной стороны острова и великолепной акватории для снорклинга – с противоположной.

Матинлок – это тот самый остров, который и должен был стать знаменитым благодаря Алексу Гарланду, по роману которого «Пляж» был снят нашумевший фильм с Ди Каприо. Именно тут, в Эль-Нидо, и жил автор, именно тут, вдохновленный видом «секретного пляжа», который и до написания романа, да и теперь есть самая привлекательная особенность острова, вытянувшегося «стрункой» с севера на юг … ну, или с юга на север, откуда считать, задумал свою историю. Да и вообще, остров просто наполнен названиями загадочными – кроме «секретного», попасть на который, и вправду, все равно, что разгадать загадку, есть и пляж под именем «потаённый». Есть тут и еще несколько пляжей, один только стометровый Куласа чего стоит, но это еще далеко не все, тут прибрежные воды – идеальное место для снорклинга.

Пангуласиан – частное владение, но, если в поисках очередной жемчужины архипелага Бакуит дорога приведет сюда, вы не забудете об этой поездке. Ну а если вы поклонник дайвинга и снорклинга – Пангуласиан просто обязателен для посещения.

Пинагбуютан – безусловно, тут, как и на всех прочих островах архипелага, есть пляж, чудесный, под названием Ипил, но не он привлекает на Пинагбуютан туристов, сюда едут за великолепным дайвингом и снорклингом. А еще и за удивительными видами – карстовыми скалами и кокосовыми рощами – вот чем славен остров.

Пинасил – маленький островок, славящийся своей «Соборной пещерой», названной так неспроста, поскольку внутреннее «убранство» почти точно копирует знакомые многим интерьеры европейских кафедральных соборов. Храм этот создала природа, но это только добавляет экзотики, да и вход сюда совсем непрост – только на каяке и можно въехать в удивительное просторное помещение, которое в определенное время дня освещается солнечным светом через отверстие в «куполе». А еще этот «собор» – одно из мест, где промышляют бусудерос, собиратели ласточкиных гнезд.

Виган – остров, более известный под названием «остров змеи», и если вы уже испугались и решили «туда я ни ногой», передумывайте быстрее, потому как там нет змей, а своим вторым названием Виган обязан всего лишь песчаной отмели, вытянувшейся змейкой. Да и увидеть ее можно лишь во время отлива. Остров впечатляет сразу же, как только появляется на горизонте, и первая мысль – а хорошо бы взобраться на эту скалу, да осмотреть окрестности. Мечта в данном случае сбывается – на Вигане есть смотровая площадка, и вид открывается и впрямь сногсшибательный! Как и вид под водой – по обе стороны той самой косы тянутся коралловые рифы, так что надевайте маску, трубку, и наслаждайтесь!

Шимидзу – островок, который расположился прямо напротив «секретного пляжа» Матинлока, имеет свою особенную историю, как нетрудно догадаться по японскому названию этого «участка суши, окруженного со всех сторон водой». Лодочники любят рассказывать ее во время обеда, которым туристов, отправившихся путешествовать по одному из маршрутов, проложенных по архипелагу Бакуит, неизменно потчуют именно на этом островке. Удобно расположившись на песке в тени огромных известняковых скал, ввиду великолепного морского пейзажа, мы принялись насыщаться только что выловленной и поджаренной на гриле рыбой, поданной с различными салатами, рисом и приправами, а лодочник, тщательно выдерживая паузы, принялся рассказывать нам эту простецкую историю.

Несколько десятилетий назад японские аквалангисты прибыли на островок, чтобы исследовать подводный мир окружающих его вод и коралловых рифов, и в один прекрасный, в кавычках, день обнаружили подводный тоннель, куда и углубились в поисках удивительного. Вернувшись на берег, аквалангисты обнаружили пропажу одного из своих товарищей, и только через несколько дней обнаружили его тело. Погибший носил фамилию Шимидзу, которую теперь носит весь остров – местные жители таким образом почтили его память.

Трапеза закончилась, закончился и рассказ, но нисколько не напуганные им, мы отправимся исследовать то самое великолепие подводного мира, ради изучения которого Шимидзу-сан отдал свою жизнь. Достойнейшее зрелище, как и любое тут, в Эль-Нидо!

День 12

ОСТРОВ С УДОБНЫМИ БУХТАМИ

Давайте знакомиться с лучшими местами столицы острова Палаван...

Давайте знакомиться с лучшими местами и достопримечательностями столицы острова Палаван, куда мы перебрались, «подружившись навек» с удивительным Эль-Нидо!

Национальный парк «Подземная река Пуэрто-Принцесса» – место волшебное, удивительное и уникальное одновременно, известное на весь мир. Самая протяженная река на Планете, «прорезавшая» свое русло в скальных породах, берет свое начало в Сабанге – ровно там, где мы разместимся на пару дней. Километр с небольшим по подземной реке – дальше нельзя, в глубине ощущается серьезный недостаток кислорода, но и те сорок минут, что мы проведем в путешествии, не забудутся никогда!

Пещеры Табон – именно тут были найдены фрагменты черепа и костей доисторического человека, возраст которых был определен учеными почти в пятьдесят тысяч лет. Тут же были найдены и прочие продукты жизнедеятельности homo sapiens, датируемые более «скромными» периодами, вплоть до семи тысяч лет. «Человек из Табона» считался древнейшим на Филиппинах до тех пор, пока не был обнаружен «человек из Кальяо».

Зиплайн в Сабанге, водопады Салокот и Сабанг, пещеры слона и льва, колонии летучих мышей в Рохас, городок Брукс Пойнт, гора Манталинг, смотровые площадки Буэна Виста и Салвасион, собор Пуэрто-Принцесса и Музей Палавана, пляжи Нактабон, Талаудьонг, Тагкавайян, Напсан, Белый – все эти места обязательны для посещения и отдыха!

День 13

ЗОЛОТОЙ КРАЙ

Этот тур изобилует перелетами, и любой из маршрутов раз к разу дарит нам новые совершенно невероятные впечатления от неведомых доселе уголков, куда еще «не ступала наша нога». Вот и теперь, после завтрака в отеле, мы прощаемся с гостеприимными хозяевами, отправляемся в аэропорт, занимаем места в самолете и рейсом T6127 отправляемся в Манилу. Время в полете всего час с небольшим, так что в два пополудни по местному времени мы уже заселяемся в новый отель, на сей раз в столице Филиппин, обедаем и отправляемся на экскурсию.
Название Гинту именно так и переводится со старо-малайского...

Название Гинту именно так и переводится со старо-малайского – «край золота», и именно так называли эту местность, расположенную в одном из самых благоприятных мест острова Лусон, в устье реки Пасиг, еще в IX веке. Известно это стало после того, как в 1992 году голландский антрополог Антоон Постма расшифровал медную табличку с надписями, найденную безвестным рабочим тремя годами ранее в провинции Лагуна. Как оказалось, документ свидетельствовал о погашении долгов, но в нем содержалась важнейшая информация – то, что первоначально принимали за имена тех, кто возвратил долг, и тех, кто был освобожден от дальнейших обязательств, некоторые учёные небезосновательно посчитали топонимами. Но самое важное, что поведали надписи на медной табличке, кроме того, что некий Намран полностью освобожден от долга – дата, когда это произошло. Вот, что было выгравировано на табличке, в первых же ее строках: все это произошло в четвертый день убывающей луны, месяца Вайсака, 822 года эры Шака по индуистскому календарю, что соответствует 21 апреля 900 года нашей эры григорианского. К тому же времени относят и первое упоминание островов архипелага в древнейшей стихотворной антологии «Ши Цзин», «Книге песен», в той ее части, что называется «Тринадцатиканоние», сформированной в эпоху династии Сун.

В те времена тут располагалось княжество Тондо, входившее в состав могущественной империи Шривиджайя, затем, к самому началу XVI века, на его месте возник город-государство Селудонг, продержавшееся до самого прихода сюда эскадры аделантадо Мигеля Лопеса де Легаспи, почти через полстолетия после смерти Фернана Магеллана и ретирады остатков его экспедиции. Тут, в устье реки Пасиг, де Легаспи заложил город, ставший уже к началу XVII века столицей вассального государства под «пятой» Испанской короны, и получивший имя Манила.

День 14

СТОЛИЦА СТРАНЫ УЛЫБОК

Почти двухмиллионная столица Филиппин встречает московского туриста привычным гомоном, суетой, какофонией из разноголосицы, пронзительных звуков клаксонов и специфических запахов. Но главная отличительная черта Филиппин, куда бы вы не приехали в этой стране – улыбающиеся лица. По их количеству, а тут улыбаются все, а еще доброжелательности и готовности помочь филиппинцы – безусловные фавориты, и не только среди народов Юго-Восточной Азии. Иди-пойми, что такого особенного в истории этого архипелага, почему именно первая и единственная христианская страна в регионе переплюнула по показателю «улыбок на душу населения» традиционно отличающиеся приветливостью страны буддийские!
Вот и гид прикрепленный, встретивший нас чуть не у трапа в манильском аэропорту, улыбаясь всеми тридцатью двумя, рассадил нас по местам в автобусе, и пока мы двигались по ночной Маниле, поведал краткую историю страны и ее столицы. И не «снимая» улыбки с лица, сказал – это уже по приезду в гостиницу – мол, на сегодняшнюю Манилу вы посмотрите завтра, на экскурсии.

Человек из Кальяо, Хосе Ризаль и восемь золотых лучей

Флёр героизма и романтических страданий, коими полнятся художественно-исторические труды, – необходимая их составляющая, но он тут же слетает, стоит только любознательному человеку погрузится в нагромождение фактов и свидетельств очевидцев того времени, о котором идет речь.

В 1565 году у островов архипелага бросили якоря корабли экспедиции известного конкистадора дона Мигеля Лопеса де Легаспи, и в ее составе сюда прибыли пять священников Ордена Св. Августина: Андрес де Урданета, Андрес де Агирре, Диего де Эррера, Мартин де Эррада и Педро де Гамбоа. И хотя первый крест появился на острове Себу за сорок четыре года и шесть дней до описываемых событий, и воздвигнут был Фернаном Магелланом в честь праздника по случаю обращения первых местных жителей в католичество, история первой в регионе христианской страны под названием Филиппины начинает свой отсчет, все-таки, с 27 апреля 1565 года.

Моряки экспедиции де Легаспи, высадившиеся в тот памятный день на острове Себу, с изумлением взирали на статуэтку Младенца Иисуса, даренную самим великим Магелланом местному радже и его супруге на Пасху, что выпала в 1521 году на 31 марта. Дато Хумабон и его благоверная, Хумавай, стали, вместе с несколькими сотнями своих приближенных, первыми католиками Островов Св. Лазаря – так нарёк архипелаг Магеллан – получив при крещении новые имена: Карлос и Хуана, в честь короля Испании Карла V и королевы, Хуаны I.

Нам трудно представить себе, чем была вера для людей того времени, но сегодня столь преданных религиозным канонам последователей любого учения называют не иначе, как фанатиками, причем конфессия тут не играет никакой роли. Кто бы не приходил покорять «дикие» народы, впереди вооруженных отрядов выступали жрецы, несущие символы своей веры и истинное слово Господне, коих и тогда, да и сейчас тоже, насчитывается с десяток-другой.

Именно таким, фанатично верующим, по свидетельству летописца экспедиции Антонио Пигафетты, был и сам Фернан Магеллан, такими же были, надо полагать, и де Урданета со своими монахами-сподвижниками. Безоговорочно верившие, что несут туземцам, не ведавшим доселе веры, свет истины, они привычно прошлись огнем и мечом вначале по Себу, а затем и по самому северному и самому большому из островов – Лусону. И на сей раз ни у одного из местных вождей не было ни единого шанса, в отличие от Лапу-Лапу, дато острова Мактан, который и убил четыре с лишним десятилетия назад великого аделантадо, первопроходца, Магеллана.

Полуобнаженные туземцы, с богато татуированными телами, не ведавшие иного оружия, кроме копий, мечей и луков, были лакомой добычей конкистадоров, уже полвека «покорявших» великие цивилизации Южной Америки, инков и майя. Да и как было не поддаться соблазну, глядя на этих простых людей, ведь ни Магеллан, ни Пигафетта, ни де Легаспи, ни прибывшие с ним монахи-августинцы знать не знали и ведать не ведали великой истории этих земель.

Спустя пять лет завоевателей стали теснить португальцы, и де Легаспи отправил отряд под командованием еще одного бравого конкистадора, Мартина де Гоити, на самый северный и самый крупный остров архипелага, Лусон, где в устье реки Пасиг и выросла вскоре новая столица, которая сегодня известна под названием Манила. В те же времена, она называлась несколько иначе – Майнилад, а правил своим эмиратом-княжеством раджа Сулейман II, который наотрез отказался принимать условия, предложенные испанцами. Никакого подчинения испанской короне, никаких ежегодных выплат золотом и пряностями, а только взаимовыгодная торговля, если, конечно, пришельцы пожелают. Этот раджа, или дато, как правильно называть местных правителей того времени, Сулейман II стал истинным продолжателем дела Лапу-Лапу, с тем только отличием, что ему не удалось освободить свои земли от захватчиков даже на срок в одно поколение.

Отступая из своего города, Сулейман II приказал сжечь его дотла, что и было сделано, но не помешало испанцам грабить, насиловать, убивать и захватывать пленных. К слову сказать, на их сторону встали и некоторые дато соседних княжеств, на стороне же Сулеймана II были только двое соседей, в том числе и его родственник, дато Лакандула, занимавший престол княжества Тондо. Но Лакандула, к слову сказать. настоятельно советовал Сулейману II принять условия испанцев, в особенности после столь явного поражения и потери всего, что только можно было – казны, людей, пушек и в особенности мастеров, их отливавших. Сулейман был непреклонен и после отплытия испанцев, вернулся в родные места и вскоре город начал отстраиваться.

Но не прошло и года с тех кровавых событий, как в Манильскую бухту вошла мощная эскадра из двадцати семи судов с отрядом почти в триста испанцев и еще нескольких сотен туземных воинов. И вел эскадру теперь никто иной, как сам аделантадо Мигель Лопес де Легаспи, покинувший свою резиденцию на острове Панай, куда перебрался с Себу. Тут же к нему на аудиенцию пожаловал дато Лакандула, выразивший намерение принять все условия испанской короны, и заверивший командующего, что передаст Сулейману II, вновь отступившему со своими воинами в княжество Тондо, обещание де Легаспи простить того, если будут приняты предложенные условия.

История не сохранила подробностей того разговора, известно лишь, что Сулейман II в оскорбительной форме донес до ушей Лакандула свое мнение о его «миротворческой» миссии, а затем покинул со своими сторонниками Тондо. Ушли с ним и многие молодые воины Лакандулы, не желавшие мириться с унизительной участью вассалов, пусть даже и самого могущественного на земле короля. Присоединились к Сулейману II и многие воины из соседних княжеств, так что численность войска его составила около тысячи бойцов.

Решающее сражение на берегу залива Бангкуласи, что в устье реки Таллахан, должно было принести победу дато Сулейману – на мелководье испанские корабли потеряли маневренность, также, как и солдаты в тяжелых доспехах, сражавшиеся по пояс в воде, если бы не бесчестный приказ де Гоити, командовавшего стрелками. Видя, что чаша весов склоняется на сторону Сулеймана, он приказал стрелкам не церемониться, и стрелять по всем туземцам без разбору – в свалке отличить полуголых и татуированных союзников от точно так же выглядящих бойцов противника не представлялось возможным. В том шквале огня погиб Сулейман, а итогом сражения стала потеря десятка испанских солдат и сотни-другой туземцев – «славная» победа, что скажешь!

Оценив все преимущества местности, де Легаспи приказал основать на этом месте новую столицу Филиппин, получившую название Манила и ведущую свою новую историю с 24 июня 1971 года. В тот же день закончилась и славная история прежней цивилизации, существовавшей на этих землях с незапамятных времен, торговавшей с Китаем, Японией, Индией, Борнео еще до нашей эры, знавшей письменность с IX века, и входившей в разные эпохи в состав мощнейших региональных империй.

И только много позже, уже современные ученые, проводившие археологические исследования на Филиппинах, открыли миру глаза на историю архипелага. В пещере Кальяо, что на северо-востоке столичного острова Лусон, в 2007 году были найдены кости черепа и скелета предка современного человека, возраст которых был определен в шестьдесят семь тысяч лет, а позже обнаружены следы пребывания на архипелаге уже предка того предка, из Кальяо, и теперь уже семьсот тысяч лет «с хвостиком» насчитали ученые.

До сих пор наука так и не выработала единого мнения по поводу того, каким образом появился на архипелаге современный человек. То, что нынешний филиппинский этнос первоначально составляли племена аэта и австронезийцев сомнений не вызывает, но как первые попали на архипелаг – вот камень преткновения. Был ли это путь по перешейку, некогда соединявшему Евразиюс с островом Лусон, или аэта умели преодолевать морские просторы шестьдесят пять тысяч лет назад! Испанцы называли аэта «негрито», поскольку те имели ярко выраженные африканские черты – курчавые волосы и смуглую кожу, что неудивительно, ведь мигрировали они из тех краев, где нынче располагается Эфиопия. Гораздо позже, уже ближе к XIII веку, на Филиппины потянулись вожди с соседнего Калимантана, который португальцы называли Борнео, со своими кланами и приближенными, и в одно время с ними на побережье стали появляться китайские торговые суда…

Суд да дело, пришел XVI век, у берегов Себу бросили якоря корабли под флагом с бургундским крестом, и конкистадоры принялись насаждать католицизм, спасать, так сказать, заблудшие души. Так бы и закончила свое существование еще одна «младенческая» цивилизация, да не тут-то было. Перестарались испанцы, передавили, пережали, и стали одна за одной накатывать волны возмущения народного, самая памятная из которых поднялась в конце XIX века.

К тому времени августинцы, иезуиты, доминиканцы и францисканцы стали властью абсолютной и довели народ до полного отчаяния. Даже в среде местной знати, которую колонизаторы презрительно называли «индио», настроения бродили недобрые, и именно из этой среды вышел Хосе Ризаль, чье имя стало символом борьбы за независимость филиппинского народа. Сын богатого землевладельца, отличавшегося независимым характером, Хосе получил прекрасное образование, в том числе и в Испании, и посвятил всю свою жизнь без остатка борьбе за независимость. Многие годы он вынужден был жить за границей, но его труды и книги производили на родине эффект необычайный, и когда он наконец смог вернуться, получив гарантии лично от генерал-губернатора, встречали его словно национального героя, каковым он, собственно, и являлся. Хосе Ризаль создает политическую организацию «Филиппинская Лига» и отправляется в поездку по стране, проводя титаническую работу по привлечению в организацию все новых и новых сторонников, и это приносит свои плоды. Назревает восстание, Хосе Ризаля вначале выдворяют за пределы страны, затем арестовывают и возвращают на родину, где судят и приговаривают к смерти, которую великий сын Филиппин стоически принял в предпоследний день 1896 года.

События развиваются стремительно – через два года восстание приносит плоды и филиппинские революционеры, которых поддержали США, воевавшие с Испанией, провозглашают независимость. Однако уже в конце 1898 года американцы, имеющие виды на архипелаг, заявляют о непризнании независимости и предъявляют свои права на семь с половиной тысяч филиппинских островов, которые перешли к ним за двадцать миллионов долларов отступных испанской короне. Но очередные колонизаторы не продержались и полвека – в 1946 году, пережив краткосрочную японскую оккупацию, Филиппины объявили независимость, а еще через тридцать лет начался бурный рост туризма в эти благословенные места.

И вот теперь все приезжающие в столицу страны, Манилу, непременно начинают экскурсии с посещения Интрамуроса – исторического центра, возведенного четыреста пятьдесят лет назад испанскими конкистадорами, от которых только и остались что эти прекрасные сооружения. И ничего больше – сегодня практически никто не говорит в стране на испанском, его заменил английский, который наряду с государственным тагальским является основным языком Филиппин. А над страной развивается трехцветный флаг с тремя золотыми звездами на белом фоне, символизирующими три основные группы, составляющие Филиппины – Лусон, Висайские острова и Минданао. Внутри этого золотого треугольника сияет солнце с восемью золотыми лучами – это дань уважения тем восьми провинциям Филиппин, которые поднялись первыми на борьбу с колонизаторами. Филиппинский флаг, кстати, единственный в мире, на котором красная и синяя полосы меняются местами – в мирное время и в военное.

Итак, отправляемся в Интрамурос, чтобы потом продолжить путешествие по великолепным островам, которое обещает стать незабываемым!

Город за стеной

Именно так переводится с испанского название Интрамурос, и это – удивительное место, где каждый камень свидетельствует о четырех с половиной веках истории современной столицы Филиппин. Город был заложен по приказу Мигеля Лопеса де Легаспи в том самом 1571 году, когда и был основан город Манила, на месте прежнего мусульманского города, носившего название Майнилад, Устье реки Пасиг, впадающей в Манильский залив показалось аделантадо де Легаспи местом чрезвычайно выгодным стратегически, да и не только ему – и прежнему властелину этих мест, дато или радже Сулейману, да и китайским пиратам. Именно поэтому де Легаспи велел устроить тут настоящую крепость, окруженную стенами в шесть с лишним метров высотой и почти в три, а кое-где и больше, шириной, да еще и рвом с водой по периметру, от которого сегодня почти ничего не осталось – теперь тут поля для гольфа. К счастью, сохранились многие другие внутренние сооружения.

Форт Сантьяго – первое из них, откуда и началось строительство крепости. Укрепленный еще более мощными стенами, чем крепостные, форт представлял собой несокрушимую преграду на пути любых захватчиков. Сооруженный в первом варианте из глины и бревен, форт был вскоре заново отстроен в камне и стал «сердцем» колониальной власти архипелага. Именно отсюда поступали все ключевые приказы, в том числе и о проведении очередной сверхсекретной операции – отправке в Новую Испанию очередного манильского галеона, как называли эти судна испанцы, груженого золотом, специями, да и наркотиками. И именно тут был заточен Хосе Ризаль – самый знаменитый из борцов за независимость страны, и отсюда же отправлен на казнь.

Манильский собор – нынешняя резиденция Архиепископа Филиппинского. Он же Кафедральный собор, но же Базилика Непорочного Зачатия – выстроен из бамбука и пальмового дерева в 1581 году, через два года сгорел дотла, был вновь возведен, уже из камня, и вновь разрушен, теперь уже силой подземных толчков… Сегодня над крепостными стенами возвышается шестой по счету вариант собора, строительство которого было закончено в 1958 году.

Церковь Св. Августина – самое старое здание на Филиппинах из сохранившихся по сей день, и одна из тех, что включены в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО в разделе «Филиппинские церкви барокко». Так же, как и Манильский собор, Церковь Св. Августина несколько раз страдала от разрушений, но ее окончательный вариант, в отличие от Собора, был закончен и «введен в строй» в 1607 году. Тут покоится прах Мигеля Лопеса де Легаспи, его внука Хуана де Сальседо, последнего из конкистадоров, Мартина де Гоити и многих других известных людей страны. Тут же в 1898 году прошла историческая церемония – Испания «вручила» Филиппины Соединенным Штатам.

Каса Манила, Парк и Музей Ризаля, коллекция старых автомобилей президентов Филиппин – площадь Интрамуроса совсем невелика, но его прекрасные старинные улочки, вековые здания и памятники завораживают, а виды, что открываются с высоты стен старейшего фортификационного сооружения страны воистину великолепны.

Вся Манила

Двух дней крайне мало, увидеть всего в столице невозможно, разве, что просто перечислить некоторые памятные места, а дальше – на выбор самих путешественников.

Кокосовый дворец – замечательно красивый, построенный в пригороде Манилы, Пасае, дворец был готов специально к визиту Папы Иоанна Павла II, хотя и было заранее известно, что протокол не позволяет Папе жить где бы то ни было, кроме официальных резиденций Римской католической церкви. Имельда Маркос, жена диктатора Фердинанда Маркоса, печально известная по истории с Битлз, задумала сделать подарок самой себе, как это принято в среде тиранов и их окружения, и, воспользовавшись случаем, выстроила собственную резиденцию. Что не умаляет гениальности тех, кто строил дворец.

Масжид аль-Дахаб – самая крупная мечеть в Маниле, прозванная «золотой», поскольку ее главный купол и вершины минаретов покрыты золотом. И тут приложила руку Имельда Маркос, лично курировавшая строительство.

Дворец Малаканьян – нынешняя резиденция президента Филиппин, был выстроен ровно в середине XVIII века на правом берегу реки Пасиг испанским вельможей доном Луисом Роха. По одной из версий дворец и получил свое название от тагальского слова «справа», но есть и две другие версии, о которых с удовольствием рассказывает гид.

Церковь Сан-Себастьян – удивительной судьбы и истории сооружение, сложенное из металлических блоков, изготовленных и привезенных из Бельгии. Больше пятидесяти тонн конструкций кораблями доставили в Манилу, собрали великолепный храм из блоков, наполненных уже на месте бетоном, со статуей Девы Марии с горы Кармель внутри. Есть доказательства того факта, что в проектировании и изготовлении блоков принимал участие сам великий Эйфель.

Церковь Куиапо – одна из самых почитаемых церквей, и не только в Маниле, благодаря ростовой фигуре Иисуса Христа, несущего на спине крест. Спаситель, поднимающийся на Голгофу выполнен из трудно поддающегося обработке мескитового дерева, потому-то и имеет черный цвет лица. Местные жители верят в чудодейственную силу скульптуры и во время ежегодного чествования, сотни тысяч паломников проходят босыми от Кьюирино до церкви Куиапо, вслед за несущими «Чёрного Назарянина», стараясь непременно прикоснуться к ней. Сам же район Куиапо – один из популярнейших районов Манилы, славящийся как центр шоппинга и развлечений.

Орхидариум, Дом бабочек, Национальный музей, Планетарий – еще несколько достопримечательностей столицы Филиппин, среди многих других.

Джипни – это удивительного вида пассажирский транспорт Манилы требует особенного упоминания, и эта достопримечательность столицы Филиппин будет мелькать пред вашим взором ежедневно и ежеминутно. Созданные некогда народными умельцами на основе старых американских военных джипов, сегодняшние джипни – продукт массового производства. Вы не увидите ни одной одинаковой машины, поскольку каждая из них имеет собственное «лицо», «боевой раскрас» – мало того, ежегодно проводится конкурс на лучший джипни Манилы.

Ну, вот и все, пора прощаться с таким привлекательным, но тем не менее шумным и суетным городом, и отправляться поближе к великолепным пляжам – есть тут пара просто сногсшибательных островов, приспособленных как нельзя лучше для этого!

День 14-15

МЫ СКОРО ВЕРНЕМСЯ!

Конец любого путешествия означает всего лишь начало следующего – эта простая мысль может и должна стать нашим лозунгом! Да и то – раз уж взялись путешествовать, не останавливаться же в самом-то деле, в особенности, после такого насыщенного впечатлениями, переездами и перелётами.
Вот и настал день, когда мы совершим еще один, теперь уже заключительный, перелёт по маршруту Манила-Сингапур-Москва, прилетим в столицу нашей родины ранним утром, чтобы поработать совсем немного, дождаться, когда загар сойдет и впечатления окутает муар прошедших со времени возвращения недель и месяцев, и вновь отправимся, уже в следующий вояж – по местам, прежде не исследованным!
Мы скоро вернемся, Филиппины!
Расписание рейсов
Singapore Airlines
(в Сингапур)
Регулярный перелет а/к Singapore Airlines по маршруту Москва-Сингапур-Москва
Направление Рейс День Вылет Прилёт
Москва (DME) - Сингапур
SQ 361
1.3.567
15:10
06:25 (+1)
Сингапур - Москва (DME)
SQ 362
.2.4567
00:30
06:10
Singapore Airlines (SQ) — национальная авиакомпания Сингапура. Несколько лет подряд получает пять звезд из пяти возможных от консалтинговой компании Skytrax.
Подарить каждому пассажиру ощущения домашнего комфорта во время полета - это основа философии Singapore Airlines.
Паспортно-визовые формальности

Стандартные сроки требующиеся для того чтобы оформить необходимые документы в посольстве составляют 3 – 5 дня. Необходимыми для процедуры оформления документов являются – заграничный паспорт, анкета с фотографией и приглашение (от туристического агентства, частного лица или служебное). За оформление документов взимается консульский сбор.

* Начиная с 1 августа 2013 года, граждане России, посещающие Филиппины с целью бизнеса или туризма, могут пребывать в стране до тридцати (30) дней при наличии обратного билета либо билета в следующую страну назначения и паспорта, действительного как минимум шесть (6) месяцев с конца предполагаемого срока пребывания..

При возникновении необходимости пребывания на территории Филиппин больше чем 30 дней необходимо будет обратиться за продлением визы, которая может быть продлена на срок пребывания до 59 дней, включая и первоначальные 30. Для продления визы необходимо будет представить необходимые документы и уплатить установленные пошлины. Оформить все можно либо в главном офисе Иммиграционного бюро в г. Манила или одном из ближайших 44 офисов расположенных на отдельных островах.

Если пребывание в стране более 30 дней планируется заранее, то самым оптимальным является оформление визы на нужный срок в Посольстве Филиппин находящемся в г. Москва.

Документы необходимые для получения визы на большой срок:

  • Загранпаспорт
  • Фотография размером 3,5 х 4,5 см
  • Анкета с данными заявителя
  • Ксерокопия первой страницы заграничного паспорта
  • Копия авиабилета (туда и обратно)

Срок визового оформления составляет от 3 – 5 рабочих дней.

Стоимость визового оформления

За выдачу однократной визы на срок в три месяца - 50 дол. США

За выдачу многократной визы на срок в шесть месяцев и один год – соответственно 100 и 150 дол. США

Расходы и стоимость

В стоимость тура входит

  • мед.страховка (страховое покрытие 40000 долларов США)
  • проживание в выбранном отеле с указанным типом питания
  • международный перелет (гарантированные блоки)
  • внутренний перелет
  • переезды по программе
  • экскурсионная программа

Дополнительно оплачивается

  • личные расходы
Позвоните турэксперту для консультации
Андрей Носов
Андрей Носов
a.nosov@itmgroup.ru
+7 499 213 01 84
доб. 103
Организует туры по Филиппинам
Светлана Мошкова
Светлана Мошкова
s.moshkova@itmgroup.ru
+7 (499) 213-01-84
доб. 102
Организует туры по Филиппинам
Анатолий Зубенко
Анатолий Зубенко
a.zubenko@itmgroup.ru
+7 (499) 213-01-84
доб. 113
Организует туры по Филиппинам
Поделитесь туром с друзьями
Отзывы о ITM Group
11 марта 2019
Самуи + Сингапур
Евгений Говсиевич
Отзыв о поездке Самуи-Сингапур – 19.02-08.03.2019 г. 1. Поездка была организована на высоком уровне. Нами занимался Эксперт по странам Азии и экзотики Туроператора «Ай Ти эМ групп-Центр» Андрей Носов . Хотели бы отметить его прекрасную работу. Он не только профессионально и оперативно отвечал на задаваемые вопросы, но был учтив, вежлив, и обязателен. Даже в свои выходные дни он был доступен и помогал решить наши проблемы. 2. По Самуи. Остались очень довольны работой гида Влада, который сам звонил нам, интересовался нашими проблемами и помогал их решить. 3. По Сингапуру. 3. 1 Хотелось бы отметить продуманную организацию трёх экскурсий, на которых нам удалось побывать: «Вечерний Сигапур» (гид Салават), «Обзорную экскурсию» и «Сентозу» (гид Светлана). 3.2 Гиды Салават и Светлана прекрасно знают специфику Сингапура, внимательны и доброжелательны. Очень ответственно подходят к своим обязанностям и интересно строят свои экскурсии. После проведения таких чётких экскурсий появляется желание вернуться сюда ещё раз. 4. Общий вывод. Изложенное выше, способствует тому, чтобы при планировании путешествия в будущем, обращаться за услугами именно в вашу фирму. С вами приятно иметь дело, и мы с удовольствием, будем рекомендовать вас своим друзьям. Говсиевич Е.Р. Кадикова Л.Б. 11.03. 2019 г.
Весь отзыв
9 января 2019
Анна
Здравствуйте, Светлана! Хочу поблагодарить Вас за отлично организованный тур. Мы с Аленой получили массу впечатлений и минимум хлопот.
Весь отзыв
9 января 2019
Светлана Устюжанина, Life in travel
Спасибо, Влада! И, вообще, позвольте выразить свое восхищение Вашей работой и работой Ваших коллег! Я очень давно в туризме работаю, но, общаясь с вами, я получила такое удовольствие, что прям словами не написать! ))
Весь отзыв
12 декабря 2018
Сингапур + Лангкави + Куала-Лумпур
Анна Шмелева
Здравствуйте, Анатолий) Это Анна из Оренбурга. Хотела выразить Вам благодарность за отлично организованный отдых в Малайзии. Все прошло без запинки!!!! Спасибо за отель Datai на Ланкави, это рай!!!!! Поздравляю Вас с наступающими новогодними, желаю процветания Вам и Вашей фирме!!! СПАСИБО!!! Если собиремся в Китай, полетим только через Вас!!! -- Анна Шмелева
Весь отзыв
Туристам
Агентствам
Рассылка новых туров
Каждую неделю мы рассказываем о новых турах и новостях стран.
Коротко и по делу.
Подписываясь на рссылку вы соглашетесь с политикой конфиденциальности